Меню

Ирада, так кому – то надо!

08.11.2017 - КУЛЬТУРА, ОБЩЕСТВО
Ирада, так кому – то надо!

 

 

 

 

 

 

 

Почти забытая история с Ирадой Вовненко на прошлой неделе обрела новое звучание. В совершенно неожиданном ключе. Вначале сама Ирада Тофиковна в интервью для радио «Свобода» заявила о «пожилых людях»,  которые вызвали её неуважение, а потом и ряд изданий подхватили тему. И ещё как подхватили!  Оказывается массовая публикация компрометирующих Вовненко эротических цитат вовсе не была спонтанной реакцией пользователей Интернет.

Ряд изданий утверждают, что в данном случае речь идёт о заранее спланированной акции, причём оплаченной коллегами по цеху. Якобы Ирада Тофиковна имела намерение уволить несколько пожилых людей в статусе заместителей директора музея. С чем эти «пожилые люди»  были категорически не согласны, а потому и не поленились выложить внушительные суммы за травлю Вовненко в прессе.

Этот вывод авторы аргументируют похожестью статей и цитат, а также синхронностью «информационного вброса».

Мы решили внимательнее изучить этот вопрос и сформировать своё мнение по данной теме. Могли или нет упомянутые «пожилые люди» запланировать и провести подобную информационную кампанию? Ответ на этот вопрос был бы простым, если бы речь шла только о самой Вовненко. Но вольно или невольно в эту компанию оказались втянуты и другие персонажи – губернатор Полтавченко, председатель Комитета по культуре Сухенко и бывший директор музея-заповедника «Исаакиевский собор» Буров. Именно они рекомендовали и поддержали кандидатуру Вовненко и именно их репутация пострадала в связи с её скоропалительным снятием. «Куда смотрели? Почему не проверили кандидатуру более тщательно?» – на эти и другие неприятные вопросы городским чиновникам пришлось отвечать не один раз.

Получается, что лица затеявшие информационную кампанию против Вовненко, на самом деле замахнулись на высших городских чиновников, выставив их перед Москвой в неприглядном свете.

Логично было бы предположить, что чиновники будут защищаться. Почему же никто не попробовал посмотреть «откуда дует ветер» и не убрал «источник раздражения» вместо того, чтобы убирать Вовненко? Ответ вероятнее всего спрятан в самом вопросе. Компания началась резко и мощно, её инициаторы были неизвестны. В отличие от Ирады Вовненко, которая была на виду. Вопрос требовалось решать быстро, а снять её было проще чем искать «их». Да и не будем забывать, что претензии в адрес Вовненко отнюдь не были клеветой. Эротические романы на самом деле существовали, Ирада Тофиковна не отрицала, что является их автором, а «гуляющие по Интернету» цитаты были переписаны точно. Другой вопрос, что внимание к этим «шести цитатам» было привлечено избыточное. В итоге ни одно из реальных  достижений Вовненко на посту заместителя директора Исаакиевского собора не получило такой известности, как «вырванные из контекста фразы».  Но в тот момент масштабные митинги и демонстрации по поводу передачи музея «Исаакиевский собор» ещё были на слуху, и никто не рискнул тратить время на детальное изучение ситуации. Что возможно, и стоило бы  сделать. Хотя бы с задержкой во времени.

Могла ли реакция на Вовненко быть спонтанной, незапланированной? Могла. Как видно по комментариям в социальных сетях, относящихся к этому периоду времени, образ Ирады Тофиковны вызывал раздражение у многих. Слишком молодая, слишком привлекательная, «недостаточно серьезная» особа не вполне ассоциировалась с образом директора такого серьезного музея, как «Исаакиевский собор». И здесь речь идёт не о профессиональных качествах Вовненко, которые у большинства музейщиков вопросов не вызывают, а о том имидже, который она сама себе создала. Вполне простительное женское кокетство взяло вверх над разумом, и Интернет наполнили яркие постановочные фотографии. Создающие совсем не тот образ, который хотела бы видеть публика. Можно сказать, что в «заочном конкурсе красоты» Вовненко с её волнистыми локонами и стройной фигурой вчистую проиграла основательности и бороде своего преемника Мудрова. Может быть он не слишком претендовал на мужскую привлекательность, зато вполне вписался в благообразный образ директора музейно-религиозного учреждения.

Общественность, изначально относившаяся к образу Вовненко педвзято, буквально «сорвалась с  цепи» получив подтверждение своим худшим опасением. Вполне интеллигентные люди с удовольствием и смаком перечитывали про «единицу кружевного белья» и « Восторг! Восторг.. » Благородная борьба за «чистоту идей» дала отличный повод для выплёскивания на поверхность самых низменных и вульгарных инстинктов. В этом смысле обсуждение «Её» и «Этих книг» чем-то напоминало безумие в цирке, описанное в «Мастере и Маргарите» Михаилом Булгаковым. Все вдруг почувствовали себя безгрешными девственниками, бросившимися кидать камни в блудницу.

И именно сила и внезапность этого явления, заставляет нас всерьёз призадуматься о его истинной сути. Не то чтобы Вовненко была идеальна. Но ведь есть у неё и другие качества, другие недостатки. В конце концов другие цитаты. Но все вышло именно так, как оно вышло. И в историю Исаакиевского собора Вовненко пока вошла не «звоном колоколов», а незабываемыми «вопросительными скулами».

Как известно, история не имеет сослагательного наклонения. Заслуженно или незаслуженно лишили Ираду Тофиковну «работы её мечты» спустя месяцы значения уже не имеет. Почему же эта тема вызывает такой интерес у всех, кого так или иначе затронула проблема Исаакиевского собора? Может дело и не в Вовненко вовсе. Может вопрос в другом. В том, что анализируя историю её увольнения, любой нормальный человек, профессионал, начинает «терять почву под ногами». История про «овладение ногой в дорогом педикюре» кажется анекдотом только на первый взгляд. Но когда смех стихает и разум берет вверх над первобытными инстинктами, по спине начинает пробегать неприятный холодок страха. На примере Вовненко мы осознаём, что наши личные качества, достоинства и достижения легко могут быть сметены эгоистичной волей какого-то совершенно случайного персонажа. Корыстолюбца, просто пожелавшего перечеркнуть весь жизненный путь случайно выбранными из биографии «шестью цитатами» . При мысли об этом нам становится понятно, что никто не будет искать автора этой затеи  разбираться с его намерениями и целями. А  значит ружьё остаётся на стене, и в любой момент снова может выстрелить. По любой произвольной цели. О чем нам всем надо забыть.

Евгения СИМОНОВА

ПОХОЖИЕ СТАТЬИ:

Театральный батл стал для актеров волшебным пенделем
Умер Планше из французской экранизации «Трех мушкетеров»
Лев Лещенко на прощании: «Хворостовский снова собрал аншлаг»
Выставку в Коломенском посвятили редким изделиям легендарного клинского стеклодувного промысла

Ирада, так кому – то надо!: 1 комментарий

Кристина

Исправьте пожалуйста ошибку в тексте!
“… музея-заповедника «Исаакиевский собор»

Правильное название:
МУЗЕЙ-ПАМЯТНИК Исаакиевскийсобор

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *