ОБЩЕСТВО

Минчанка о сложной жизни в Китае и трущобах XXl века

Минчанка о сложной жизни в Китае и трущобах XXl века

Современный Китай – это промышленные города, роботы в аэропортах, трудоголики, но вместе с этим за чертой бедности там живут миллионы людей. В прошлом году Виктория Вайницкая уехала учить местный язык и культуру в небольшой по китайским меркам городок — Кайфын. Там девушка продержалась около четырех месяцев, но любви не случилось. В сегодняшнем тексте она рассказывает о жизни в другой вселенной, которая понравится не всем.

 

<hr/>

Кайфын — первая столица Китая, но достопримечательностей здесь почти нет: из-за частых потопов город много раз перестраивали. Первое впечатление было не самым хорошим: я увидела кучу людей, которые ели и спали прямо в аэропорту. Когда мы ехали по городу, мне казалось, что я попала в местный AliExpress, — так и было.

Заселившись в общежитие, я увидела душ в плесени, комнату в пыли и грязи. Казалось, что отмыть это нереально. Плитка постоянно отваливалась, на железных кроватях лежали твердые матрасы. Обессиленная, я легла калачиком на кровать и плакала. Понемногу, день за днем, я пыталась отмыть комнату. Читала отзывы о разных моющих средствах и наконец отмыла. Стала жить по-человечески.

По улицам ходило столько людей, что от криков первое время болела голова. И буквально каждый прохожий останавливался, показывал на тебя пальцем и кричал: «Лаовай! Лаовай!» — что в переводе грубо значит «иностранец».

Китай — это о еде

Едят все и всё. Страну можно поделить на две части: одна половина готовит, другая поглощает. Едят везде. В центре города есть фургончики с едой, там можно попробовать тараканов, скорпионов, крабов. Тараканов попробовать не довелось — слишком трусливая. А вот скорпионы напоминают острую приправу, которая скрипит во рту.

Еда — это остро, иногда вкусно, непонятно. Если вам нравятся угощения в китайских ресторанах, то далеко не факт, что понравится то, что на самом деле едят китайцы. Едят они много, но при этом толстых людей практически нет. Порции намного больше, чем в любом минском ресторане, и при этом стоят 3—4 белорусских рубля. Кстати, помидоры черри считаются фруктами, поэтому их часто продают как вкусняшку в карамели.

Порции, повторюсь, просто огромные, я ни разу не съела до конца. Если разбираешься в блюдах, то можно есть действительно вкусную еду. Говядину готовят намного мягче, чем у нас. Еще я очень любила суп малатан. Набираешь в миску ингредиенты: мясо, зелень, грибы, овощи, а тебе из этого варят острый суп.

В какой-то степени Минску не хватает китайской уличной еды. «Песочница» не в счет, это совсем не то. В Китае вечером выходишь из кампуса, а перед тобой на выбор много разных тележек: булочки, скорпионы, супы, лапша, тараканы — есть все. Если знаешь, у кого брать, то будет максимально вкусно.

Первое время я не понимала, почему на улицах с едой так воняет. Оказалось, так ужасно пахнет тофу. В Китае продают свежий воздух, но, чтобы лучше понять их, нужно продать запах от тофу.

Белые люди — это экзотические животные

В городе, где я жила, иностранцы — редкость, некоторые видели их первый раз в жизни. Из-за культа всего западного они не могут устоять: просят WeChat, пытаются подружиться, зовут в кино, зазывают фразами из серии «А вашей маме зять не нужен?».

Девушки красят волосы, в жару не раздеваются и ходят в кофтах, чтобы не загореть. Отбеливают кожу, что часто выглядит ужасно, выцветая в итоге пятнами. В магазинах продаются устройства, которые помогают приподнять веки или увеличить глаза.

Есть подработка для белых — ходить в клубы и пить с китайцами. Оплата почасовая, тебе просто нужно тусоваться в клубе, а за это китайцы тебе еще и личный номер в отеле снимут. Пить они не умеют — сразу напиваются. Некоторые ребята так и подрабатывали.

Очень специфичные люди

Они не понимают, что тебе нужно личное пространство. Могут вплотную встать в метро и рассматривать тебя, даже если вагон практически пуст. Они трогают твои волосы, в принципе пытаются дотронуться, и хорошо, если не будут кашлять тебе в лицо.

Однажды в центре города я с другом присела на лавочку — спустя пять минут к нам выстроилась очередь из китайцев. Одна мама даже разбудила своего годовалого ребенка, чтобы сфотографировать его с нами. Для них увидеть белого человека — чудо, особенно в мелком городе, где мы жили.

Никто не стесняется плюнуть тебе прямо под ноги, поковыряться в носу или сделать громкую отрыжку. Будь это бизнесмен или простой студент на территории кампуса. На самом деле, китайцев можно понять: у них такая политика жизни — «живу один раз, все можно, все в этом мире для меня».

Кстати, сейчас из-за коронавируса приходят эсэмэски с просьбой носить с собой бумажные платочки, чтобы не распространять заразу.

Тебя никогда не пропустит машина: правил они либо не знают, либо просто не соблюдают. Первое время было страшно переходить дорогу, но постепенно привыкаешь. Кстати, я ни разу не видела аварий.

Люди будут толкать тебя и идти напролом, чтобы протиснуться в автобус, метро, магазин, к кассе на вокзале или в аэропорту. Да и вообще везде, куда им очень нужно, а им явно куда-то важнее попасть, чем тебе. Делают вид, что тебя не существует, если дело касается очереди.

Пижама — очень распространенная одежда в Китае. Можно встретить целые семьи, прогуливающиеся в пижамах и тапочках. Такое впечатление, что народ возвращается с крупной пижамной вечеринки.

Телефонная зависимость и незнание английского

В большинстве своем китайцы не очень хорошо знают английский. Точнее, плохо знают. Еще точнее, не знают вообще. Объясняться в общественных местах приходилось на пальцах, ну а дальше взаимоотношения зависят от актерского мастерства и умения играть в «крокодила». Первое время могла вернуться из магазина ни с чем, потому что меня попросту не понял продавец, ну или я его. Со временем начинаешь их понимать, но это не мешает тебе заказать в кафе, если увидел знакомый иероглиф, столетние яйца — китайский деликатес. Правда, попробовать его не решилась — уж очень он воняет.

Меня поразило, что у каждого китайца, будь то старик или маленький ребенок, есть смартфон. WeСhat — вся их жизнь. Заменяет мессенджеры и соцсети. Там записывают голосовые сообщения, обмениваются фотографиями, созваниваются по видеосвязи, выкладывают истории. И, главное, через QR-код оплачивают все — булочки у дедушки в его фургончике, овощи и фрукты на рынке. Наличными китайцы практически не пользуются.

Даже у бездомного есть WeChat или Аlipay: именно так они попрошайничают, наличкой пользоваться нет смысла. Иногда местные удивлялись, видя у меня бумажные деньги.

А в аэропорту долго разбирались с тем, что мое имя слишком длинное для китайцев, у которых для этого используется максимум три иероглифа. Вначале со мной пытались разговаривать на английском, но когда я поняла, что их вариант английского мне не понять, мы перешли на китайский.

Рамки бедности и богатства

Маленькая строительная свалка и дешевый магазин будут соседствовать с элитным бизнес-центром. Чтобы пройти к стоянке, где стоят «Теслы» и «Мазерати», тебе нужно обойти лужу, которую заботливо организовал работник соседнего кафе. Зайдя в обычное жилое гетто, ты увидишь, как дом строится на доме, все разваливается, от запаха будет разъедать глаза, у квартала будет парочка общественных туалетов, потому что в домах их нет, по улицам будут бегать огромные крысы. Но люди будут более беззаботные, чем мы. Возможно, потому, что не видят мира, что информация скрыта, что прожили так всю жизнь. Тем не менее чувствуют они себя нормально, ведь живут тем, что есть. Большинство китайцев, с которыми я общалась, не выезжали даже из своей провинции, не говоря уже про путешествия по другим странам.

 

Китайские старички очень активны и довольны жизнью. Что поражает в их поведении больше всего — так это танцы посреди улицы. Возле каждого торгового центра предусмотрены танцы для стариков и женщин. Для местных это способ скоротать время на пенсии, найти новых друзей и заняться своим здоровьем.

Хотя в Китае запрещены казино и другие азартные игры, это не мешает местным играть в маджонг, китайские шашки, шахматы. Судя по интонациям, играют они на деньги.

Практически все холодное время года на улице высокий уровень смога. Это связано с тем, что в Китае почти везде угольное отопление. Поэтому в зимнее время большинство населения ходит в масках. Я вначале не понимала, почему надеваю линзы и плохо вижу, а связано это было с тем, что они сильно загрязнялись от смога и я недостаточно их промывала. Когда я проводила там последнюю перед отъездом неделю, уровень смога как раз сильно повысился. Чтобы сократить число автомобилистов, проезд в общественном транспорте сделали бесплатным. На телефон приходили уведомления, что на улице находиться опасно. А если выйти на свежий воздух (хотя в Китае его нет), то при высоком смоге ты не увидишь ничего дальше 20 метров. И будет трудно дышать.

Самое страшное, что я видела, — это не как мама бьет своего ребенка о каменный стол за то, что тот не понимает уроки (темы феминизма, домашнего насилия, секса у них пресекаются). Самое ужасное зрелище — это петушиные бои. Стоят два петуха и клюют друг друга: кровь, перья, вой разлетаются везде. А люди делают ставки и веселятся. Дети, кстати, тоже на это спокойно смотрят.

В целом же у меня не было ощущения, что я живу в какой-то тоталитарной стране. Большинства запретов, о которых так любят писать в СМИ, нет. Единственное, что действительно запрещено, — это популярные соцсети типа Facebook или Instagram, поэтому у китайцев имеются свои аналоги. Но вообще есть VPN, которым все пользуются, и я не слышала ни одной истории, чтобы кого-то за это наказали. Конечно, власти Китая постоянно грозятся, что все это перекроют, но на каждое действие есть противодействие, и любой запрет можно обойти. Возможно, пять лет назад, когда только закрыли Facebook, и были какие-то аресты и наказания, но сейчас, если увидят в твоем телефоне Instagram, никто тебя не арестует.

Связь и соцсети не работали только на недельных выходных, посвященных 70-летию образования КНР. Для китайцев это огромный праздник, отмечается он, наверное, даже масштабней, чем Новый год.

Сами китайцы знают о наличии западных соцсетей и Google, однако мало у кого есть к ним интерес. Многие из них настолько узко мыслят, что не замечают ничего кроме своей работы.

Как бы ни писали и ни говорили, какие китайцы трудоголики, я этого не заметила. Скорее при любой возможности они лягут спать. Если ты придешь в банк за 50 минут до закрытия, то тебя не обслужат, скажут, чтобы приходил завтра. Если не успеешь вовремя пообедать, то в кафе повар будет спать на лавочке и вряд ли проснется, если ты зайдешь к нему. У него обед — не трогай его. И так везде. Учителя, к примеру, приносят фитнес-коврики и укладываются спать во время перерыва. Перерабатывать никто не намерен.

Антисанитария

Большинство детей ходит в штанах с прорезью между ног. Поэтому нормально посадить ребенка справить нужду посреди города, а потом это не убрать. В каждом торговом центре есть туалет, да и вообще бесплатные туалеты у них везде, но это не мешает матери посадить своего ребенка над мусоркой (в лучшем случае).

К детям относятся как к Будде. Им разрешено все: кричать, мусорить, плакать. Да и китайцы мусорят только так. Редко можно увидеть, как кто-то подойдет и выбросит что-то в мусорку, обычно все бросается под себя. Для этого есть дворники. И работают они вполне неплохо — утром обычно все убрано.

О сексе и Боге

Самое ужасное, что ты можешь сделать, это высказаться по поводу Мао Цзедуна. Он и Бог, и Повелитель, и Отец. Памятник ему можно увидеть практически в каждом парке. А мелочь называется «мао».

При дискуссии с китайцами о вере в Бога они строго отвечают: «Это же не научно!» Церкви здесь есть, но чаще пустуют (даже с таким количеством населения).

В Китае поисковик не найдет слово «секс». Я знаю китайца, которого родители заставили бросить девушку за то, что та якобы оказалась не девственницей. Секс только после свадьбы. Из-за того что соответствующей информации в стране мало, китайцы в этом плане очень стеснительные. Чтобы купить секс-игрушку или другую атрибутику, нужно войти в специальную «будку», где, как в игровом автомате, ты выбираешь нужный предмет и оплачиваешь его через QR-код.

Кстати, как бы ни недолюбливали медицину в Азии, у меня о ней сложилось хорошее впечатление. Оформляла две страховки: китайскую и белорусскую. Насколько знаю, китайская покрывает лишь летальный исход — перевоз тела на родину. Белорусская мне покрывала все. Болит голова? За мной приезжает машина со страховщиком, везет в больницу. Там интересуются всеми симптомами, быстро берут анализы, выдают все нужные таблетки, отвозят обратно. И в течение недели врач интересуется, все ли хорошо. Но так везет только иностранцам, китайцы же сидят в километровых очередях, чтобы услышать: «Ты не болен, иди домой!»

В Китае людям все равно, во что ты одет, кем работаешь. Никто никого не делит на черное и белое (возможно, это лишь в отношении иностранцев). В Минске, если будешь вести себя так же раскрепощенно, как в Китае, на тебя будут осуждающе смотреть. Кто ты вообще такой? Здоров ли? В Китае все не так. Там уважают тебя, не судят, разглядывают, пытаются общаться. Китайцы намного дружелюбней, чем мы. Они никогда не откажут в помощи, пусть в большей степени и оказывают медвежью услугу.

Я научилась принимать других. Поняла, что у нас очень красивые люди. И у каждого уникальный образ. Наверное, ты больше уделяешь внимания деталям, когда китайцы не выглядят для тебя на одно лицо. Они тоже разные.

Пару дней думала, что же случилось хорошего в путешествии, что в нем понравилось. Плохое быстро забывается, остается хорошее. Но у меня осталось нейтральное мнение. Я подружилась со многими ребятами, путешествовала, гуляла. Общалась с китайцами, а когда стала понимать их, то подслушивала, что они говорят обо мне.

Было очень приятно, когда китайцы отвечали, что знают Беларусь. А особенное уважение вызывали те, кто знает, что Беларусь — это не белая Россия (раньше так название нашей страны писалось на китайском). Тебя принимают в чужой стране, тебе рады.

Возможно, если бы во мне было больше желания полюбить страну, я бы меньше плакала, а больше знакомилась. Но я поняла: совсем разные вещи, когда ты едешь в страну как турист (ешь в местах для туристов, посещаешь специальные места для туристов) и когда живешь наравне с китайцами. Тогда видишь действительность. Вернулась бы еще раз? Жить точно нет, а туристом в крупный город — может быть.

У меня были знакомые, которые поехали в промышленные города. Так вот у них сложилось противоположное мнение: они мечтают вернуться, жить там. Я — нет. Это не мое, это не для меня.

Источник

Поделиться ссылкой:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *