ПОЛИТИКА

Беда пришла откуда не ждали

Беда пришла откуда не ждали

Вспышка коронавируса, падение цен на нефть и спад в мировой экономике как те кошка, жучка и внучка могут вытащить на свет большую репку кризиса.

Курс российского рубля в последнюю пару недель ощутимо колеблется — и это вновь связано с падением цен на нефть. По данным аналитиков из российского министерства экономического развития, средняя цена на этот по-прежнему главный национальный экспортный товар в текущем году составит $57,7. Первого февраля они оптимистично повысили свой прежний прогноз, добавив дополнительных 70 центов.

Бюрократическая машина как всегда запаздывает. Правительство можно перетасовывать сколько угодно, но от перемены мест слагаемых сумма не меняется. Так же и в государственном менеджменте: если методы остаются прежними, то замена начальников ничего не изменит.

Неважно, кто министр — Решетников, Орешкин или даже Улюкаев. Важно, может ли подчиненное ему ведомство оперативно (хотя бы в течение нескольких недель) реагировать на происходящее. Или же страх разозлить начальство настолько велик, что проще делать прогнозы так, будто на дворе еще 2019 год, а не 2020-й, когда весь мир уже несколько недель только и говорит, что о китайском коронавирусе из города Ухань.

В документе, который Минэкономразвития разослало в другие ведомства для согласования, указано, что в прошлом году в мире наблюдалось «замедление глобального роста», из-за чего уже тогда среднегодовая цена на нефть марки Urals опустилась до $63,8 за баррель после $70 за баррель в 2018-м. Однако российские госэксперты возлагают надежды на договоренности ОПЕК+ об ограничении добычи, а также на «снижение поставок нефти из Ирана и Венесуэлы». Только к 2023 году, по их мнению, российская нефть станет дешевле $54 за баррель.

Между тем, она стоит дешевле уже сейчас. Так что, если вдруг не начнутся резкие позитивные изменения в деле лечения нового вируса в КНР, то экономическая ситуация в Китае в 2020 году будет только ухудшаться, а это повлечет за собой падение мировой экономики в целом и неизбежное снижение цен на нефть.

В сравнении с резким замедлением китайской экономики из-за «вирусного кризиса» все «объективные факторы», на которые так любят ссылаться аналитики, могут оказаться несущественными. ОПЕК пока старается сильно не нервничать, решив не собирать в феврале экстренный саммит, положившись на механизм ОПЕК+, как и российское Минэкономразвития. Международный союз крупных нефтедобывающих стран планирует самоограничиться в пределах ранее подписанных соглашений и ждать, когда цены выровняются.

Неделю назад технический комитет ОПЕК+, в частности, рекомендовал странам, подписавшим это соглашение, снизить нефтедобычу на 600 тысяч баррелей в сутки, чтобы скорректировать предложение в соответствии со снижением спроса, спровоцированного появлением в Китае нового опасного вируса. При этом участники соглашения делают вид, будто не принимают во внимание, что крупнейший на сегодня экспортер нефти — это США, которые с ОПЕК+ не сотрудничают.

Однако уже одних американцев в теории достаточно для того, чтобы просадить цены на «черное золото» ниже психологически важной отметки в $50 за баррель марки Brent, которая традиционно дороже российской Urals. А ситуация в реальности еще сложнее.

В Китае приостанавливают работу или объявляют о частичных ограничениях многие крупнейшие предприятия. Даже когда речь идет о высокотехнологичных производствах, это приводит к снижению потребления энергоносителей в КНР в целом. Ведь это запчасти, электроэнергия, сырье. Меньше используется общественный транспорт, снижаются из-за карантина и расходы на эксплуатацию частного автотранспорта. В общем, все это приводит к тому, что падает спрос на нефть. По мнению аналитиков компании Sanford C. Bernstein & Co, для установления баланса спроса и предложения на рынке нефти необходимо дополнительно сократить добычу еще хотя бы на 500 тысяч баррелей в день.

Аналитики могут говорить, что пока этот эффект не так значителен, чтобы спровоцировать обвал мировых рынков энергоносителей. Но в истории с коронавирусом речь идет больше о психологическом эффекте. И хотя в ЦБ РФ уже начинают высказывать опасения насчет последствий эпидемии для мировой экономики, российское министерство экономического развития все это просто не учитывает.

Значит, скорее всего, не учтет и правительство в целом. Свои радужные экономические прогнозы новый кабинет Михаила Мишустина будет строить на ложных предпосылках, в том числе, насчет наполняемости российского бюджета. А в итоге уже к концу текущего года из команды, подающей надежды (как это радостно пишет официозная пресса) на быстрый экономический рост, российские министры превратятся в антикризисных управляющих. Ну а медленная стагнация экономики при Дмитрии Медведеве покажется экономическим чудом на фоне возможного стремительного обвала.

Впрочем, может быть Михаила Мишустина для того в Белый дом и позвали, чтобы свалить на него все проблемы, а потом, ближе к выборам, списать в утиль?

Источник

Поделиться ссылкой:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *