Вт. Окт 19th, 2021

ДТП со страшным исходом, похоже, становятся печальной приметой времени.В Перовском райсуде проходит показательный процесс по уголовному делу в связи с ДТП на Челябинской улице в Москве. Сбитая водителем «Гелендвагена» женщина выжила,но превратилась в недееспособного инвалида.Виновный в ДТП с места преступления скрылся.

23 января 2019 года раскололо жизнь семьи Лариных пополам. В тот вечер 70-и летняя Ольга Львовна Ларина, на которой держался весь дом, включая хозяйство и помощь внучке в учебе, поздно начала собираться домой: на часах было около восьми вечера. А в 22.30 ее племяннице Елене Лариной раздался страшный звонок: незнакомый голос сообщил, что Ольга Львовна, ее тетя, которую она считает своей второй мамой, в нейрореанимации 36-й больницы, в критическом состоянии…

Что же произошло вечером 19 января на Челябинской улице?

 

 

 

Ольга Львовна Ларина была сбита автомобилем «Мерседес Бенц Гелендваген” на середине перехода -“зебры”. Виновник ДТП с места преступления скрылся.

 

«Ольга Львовна вышла на нерегулируемый светофором переход – «зебру». Другие машины остановились, чтобы уступить дорогу пожилой женщине. Когда Ольга Львовна дошла до середины «зебры», из дворового проезда на большой скорости выехал автомобиль «Мерседес Бенц Гелендваген». Не останавливаясь, он на большой скорости заехал на дорожную разметку «зебры» и сбил Ольгу Львовну. Удар был такой силы, что женщина отлетела вперед, но черный «Гелендваген» продолжал движение и наехал на нее еще раз и только после этого остановился. Это подтвердили 4 свидетеля, которые оказались на месте преступления», – рассказывает племянница потерпевшей Елена Ларина.

 

 

 

Сбивший пожилую женщину Алексей Курицын на судебном заседании заявил, что ему нечего сказать. Фото Livejournal.

 

В распоряжении редакции есть показания свидетелей, которые подтверждают это. Во многом опираясь на их рассказ, родственники пострадавшей помогли восстановить картину произошедшего.

 

 

У «Гелендвагена», на котором А.Курицын сбил пожилую женщину, диковинный номер: под ним значится: “Следственный комитет при прокуратуре РФ”. Что бы это значило? Вопрос к ГИБДД.

 

«Свидетели рассказывают, что, сбив мою тётю, «Гелендваген» остановился, но водитель не стал выходить из машины. Среди свидетелей оказался сотрудник полиции, который предъявил служебное удостоверение и потребовал, чтобы водитель все же вышел. Но виновник ДТП этого не сделал. Рассказывают, что между водителем «Гелендвагена», который сбил Ольгу Львовну, и водителем «БМВ» даже началась потасовка, но виновник ДТП упорно не хотел покидать салон автомобиля. Рассказывают, что Ольга Львовна после аварии потеряла сознание, не реагировала на вопросы, не могла подняться , не могла отвечать на вопросы, у нее лишь подрагивали веки, она начала холодеть… А виновник ДТП тем временем развернулся и на большой скорости начал уходить от сотрудника полиции, который был в автомобиле «БМВ». При этом виновник ДТП врезался в другую машину, потом уходил дворами, нарушая все правила дорожного движения. В какой-то момент представитель полиции, который соблюдал ПДД, потерял уходивший от него «Гелендваген» виновника ДТП», – рассказывает Елена Ларина.

Свидетели – те, кто оказался на месте преступления, сразу вызвали ГИБДД и Скорую. Врачи приехали достаточно быстро, а вот полиция появилась в тот момент, когда виновник ДТП Алексей Курицын уже скрылся. Таким образом, освидетельствование преступника и проверку на наличие в его крови алкоголя ГИБДД попросту проворонило…

 

 

Ольга Львовна Ларина до ДТП. Фото из семейного архива.

 

«Однако сразу три свидетеля обратили внимание на то, что от виновника ДТП – Алексея Курицына – исходил запах алкоголя. Да и вел он себя странно, свидетели говорили о его неадекватном поведении. Но поскольку он скрылся с места преступления, протокол его освидетельствования составлен не был. Впоследствии Курицын скрывался. Слишком поздно была допрошена и сотрудница пивного бара, в котором Курицын до этого находился и выйдя из которого сел за руль и задавил человека», – рассказывает родственница пострадавшей.

…Когда вся семья Ольги Львовны в полном составе приехала в ГКБ № 36 и начала задавать вопрос о повреждениях, которые получила их родственница, врач грустно ответил: «Какие повреждения? О чем вы? Она умирает».

 

 

После ДТП Ольга Ларина 2 недели находилась в коме, потом езе 2 недели без сознания. Вместе с гематомой была удалена часть мозга женщины. Фото Е.Лариной.

 

Диагноз, который впоследствии поставят врачи 70-и летней Ольге Лариной, не умещался на двух страницах. «Ушиб головного мозга, перелом свода, основания костей черепа, ушибленная рана головы, отек головного мозга, кровопотеря: 500 мл…». Женщина перенесла несколько тяжелейших операций, в том числе трепанацию черепа, у нее извлекли гематому 120 мм. Пациентка находилась в коме две с половиной недели, потом две недели без сознания. После этого начался долгий период реабилитации. Ольга Львовна заново училась ходить, говорить, узнавать близких…

 

 

Расценки Центра реабилитации. Сутки пребывания – 25 500 рублей.

 

Реабилитация – процесс долгий и сложный. Он требует не только регулярности и терпения, но и значительных финансовых вложений. Когда об этом зашла речь, семье Лариных выставили счет – 25 500 рублей в день. Но помимо этого нужны были лекарства, памперсы, средства гигиены. Денег катастрофически не хватало.

Возникает естественный вопрос: а что же виновник ДТП Курицын?

 

 

Ольгу Львовну возвращали к жизни всей семьей. Фото из семейного архива.

 

«Скрывшись с места происшествия, Алексей Курицын неделю скрывался. Его обнаружили в больнице. Там он проходил разные диагностические процедуры. Примерно в это время его представители попросили о встрече с семьей. Все члены нашей семьи были заняты тем, чтобы поднять на ноги Ольгу Львовну, поэтому времени было в обрез, а адвокаты Алексея Курицына и его гражданская жена предлагали обсуждения. Мне некогда было за ними бегать, я попросила конкретные предложения. Потом начала высылать чеки за траты на лечение. Чтобы поднять на ноги лежачую больную, я вынуждена была на какое-то время бросить работу. Сиделкой у нашей Ольги Львовны была я. Работал только муж. Какая-то реальная помощь начала поступать со стороны Алексея Курицына только через 5 месяцев после ДТП. К тому времени мы уже поняли, что рассчитывать надо только на себя. Моя мама продала свою квартиру, мы поселились впятером в однокомнатной: я, муж, моя дочь, мама и Ольга Львовна», – рассказывает Елена Ларина.

Что же помешало Алексею Курицыну, имеющему недвижимость в центре Москвы, иномарку премиум-класса, меняющему адвокатов в ходе процесса, помогать ставшей по его вине инвалидом женщине? «НИ» связались с одним из адвокатов виновника ДТП и попросили объяснить, почему он скрылся с места проишествия, оставив умирающую женщину, потом еще неделю прятался и затем весьма неохотно и нерегулярно, со слов потерпевшей стороны, оказывал материальную помощь.

 

 

Счет на 375 тыс.рублей из ГБУЗ “Центр патологии речи”, где Ольгу Львову , по сути, заново учили говорить.

 

Алексей Анатольевич Курицын, со слов адвоката Виталия Усманского, «простой парень, никакой не олигарх», отец троих детей. «Он работает в Охранном предприятии, не миллионер. Мы готовы оказывать помощь и перевели в общей сложности около 600 тысяч рублей. Но когда нам начинают предъявлять требования вроде «оплатите сиделку», «оплатите консультацию в частной клинике», «оплатите мои поездки» – мы к этому не готовы. Главное – мы оплатили лечение Ольги Львовны в медучреждении согласно предъявленной нам справке с чеком, 375 тыс. рублей», – заявил адвокат Алексея Курицына.

 

 

Алексей Курицын и его адвокат В.Усманский намерены серьезно “защищаться” от инвалида первой группы Ольги Лариной. Фото livejournal.

 

На наш вопрос о том, почему Курицын так неадекватно вел себя за рулем, его адвокат ответил загадочной фразой:«Есть медицинские документы, подтверждающие, что мой подзащитный был в болезненном состоянии. В каком именно? Я не обязан разглашать медицинскую тайну. В протоколах дела нет материалов, которые говорили бы о том, что он был в состоянии опьянения», – заявил адвокат .

У нас естественно возник вопрос: как в “болезненном состоянии” человек мог ехать с превышением скорости, уходить от погони? Как вообще в “болезненном состоянии” он мог сесть за руль автомобиля? На это адвокат Виталий Усманский ответил: «Давайте прекратим диалог».

По данным, которыми располагает наша редакция, в материалах дела есть свидетельские показания, указывающие на признаки того, что г-н Курицын в момент совершения ДТП был в состоянии алкогольного опьянения. Изначально против него было возбуждено дело по ст.264, ч.2 УК РФ – «Нарушение лицом, управляющим автомобилем, правил дорожного жвижения или эксплуатации транспортного средства, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека, совершенное лицом, находящимся в состоянии опьянения; сопряженное с оставлением места его совершения». Эта статья предусматривает лишение свободы на срок от трех до семи лет. Однако, затем по каким-то неведомым причинам статья была переквалифицирована в 264, ч.1 ( нарушение лицом, управляющим автомобилем правил дорожного движения или эксплуатации транспортного средства, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека). Там наказание значительно гуманнее: ограничение свободы на срок до трех лет, либо принудительные работы на срок до двух лет. Либо арест на срок до шести месяцев.

Со слов адвоката, обвинение по этой статье его подзащитный полностью признает.

 

 

Потерпевшая Ольга Львовна Ларина у здания суда перед началом слушаний.

 

 

На судебном заседании присутствовала потерпевшая – Ольга Львовна Ларина. Ее привезли в инвалидной коляске. Самостоятельно передвигаться она не может. На вопрос судьи, как произошло ДТП, она ответила: «Не помню». Что, собственно, еще может ответить человек, перенесший трепанацию черепа и кому?

Возможность высказаться была и у виновника ДТП Алексея Курицына, однако он произнес всего одну фразу: «Мне сказать нечего». Свою вину он признает лишь по ст. 264, п.1, то есть отрицает, что был за рулем в состоянии алкогольного опьянения. Какое решение вынесет суд, во многом будет зависеть от судьи. Однако, уже сейчас настораживает одна деталь: свидетелей, говоривших о состоянии алкогольного опьянения Курицына в момент ДТП, почему-то в суд не вызывают.

Как это ни странно прозвучит, от исхода этого уголовного процесса в большей степени зависит дальнейшая судьба пострадавшей, чем участь виновного. Пострадавшая осталась тяжелым беспомощным инвалидом первой группы, ей требуется постоянный уход и дорогостоящее лечение тяжелых последствий травмы. Поэтому ее семья очень рассчитывает на материальную компенсацию лечения и восстановления Ольги Львовны.

«А виновному, со слов судьи, не грозит никакое уголовное наказание! Мы выдвинули иск о взыскании морального и материального ущерба, который реально понесла наша семья. Но едва ли он будет удовлетворен. Защита делает упор на то, что Курицын – многодетный отец, якобы работает всего лишь охранником… Знаете, я тоже всегда мечтала быть многодетной матерью. Но теперь все средства уходят на лечение моей «второй мамы», Ольги Львовны», – заявила «НИ» представитель потерпевшей Елена Ларина.

По данным Госавтоинспекции, в первом квартале этого года пьяные водители были участниками почти двух с половиной тысяч дорожно-транспортных происшествий, в ходе которых погибли 594 человека и почти три с половиной тысячи получили травмы. В целом за пять лет картина таких ДТП почти не изменилась: в аналогичном периоде 2015 года произошло две с половиной тысячи аварий, в результате которых умерли 627 человек и ещё три с половиной тысячи получили ранения.

За весь прошлый год 15,7 тысячи «пьяных» ДТП унесли жизни более четырех тысяч человек и травмировали ещё 21,5 тысячи. Это происходит вопреки ужесточению наказания за ДТП. Так, в прошлом году власти изменили уголовное наказание за пьяное вождение: если оно повлекло за собой тяжкий вред здоровью или смерть человека, тяжёлые травмы, то виновнику аварии грозит до семи лет тюрьмы. В случае смерти человека — до 12 лет, а за гибель двух и более лиц могут лишить свободы на срок до 15 лет. За управление машиной в нетрезвом состоянии могут оштрафовать на 30 тысяч рублей и на два года лишить водительских прав. Но и это не помогло снизить число ДТП. Что же мешает сотрудникам ГИБДД справиться с ростом числа трагедий на дорогах?

Вероятно, занятость. В последнее время сотрудники ГИБДД проявляют просто нереальную бдительность. Совершенно трезвых водителей стражи дорожного порядка частенько останавливают на дорогах и «в профилактических целях» заставляют в стоящих рядом автобусах сдавать мочу по непонятным тестам. А при обнаружении следов, например, сердечной таблетки, выпитой три дня назад, угрожают лишением водительских прав. Нет, это не выдумки, а вполне реальные истории. При этом неадекватного человека за рулем, потенциального убийцу, ГИБДД догнать и найти в день преступления, как выяснилось, не в силах. Даже освидетельствовать его нет возможности!

«Даже если допустить, что виновник ДТП на ул.Челябинской был трезв, он вел себя неадекватно. Почему в таком случае он получил права? Как проходило его обследование у психиатра? Деньги заплатил, пальцем до носа дотронулся – и получил справку о том, что здоров? По статистике, которой я располагаю, у нас 60 миллионов человек должны пройти обследование у нарколога. При этом в России всего 14 тысяч практикующих наркологов. Поэтому ни диагностики, ни реального лечения алкоголиков и наркоманов нет», – заявил «НИ» генерал-лейтенант полиции Александр Михайлов.

 

 

26-и летний внук экс-губернатора Хабаровского края Игорь Ишаев совершил ДТП в состоянии опьянения и без водительских прав.

 

Печальная статистика «пьяных» ДТП пополняется с каждым днем. 18 июня внук экс-губернатора Хабаровского края 26-и летний Игорь Ишаев на своем Porsche не вписался в поворот и протаранил две машины на развороте под Ваганьковским путепроводом. В резонансное ДТП внук известного чиновника попадает уже не в первый раз. Он уже был лишен водительских прав, но даже это не мешает Ишаеву ставить под угрозу жизни окружающих. Вот и в этот раз Игорь Ишаев за рулем был без прав: протокол оформляли по паспорту. По некоторым данным, которые просочились в СМИ, экспертиза установила: внук чиновника был пьян. Многих насторожило и его поведение. На этой короткой видеозаписи молодой человек сидит в приемном покое Боткинской больницы и разговаривает сам с собой. Ни телефона, ни наушников при нем нет. По некоторым данным, у Ишаева травма головы. Но так странно он ведет себя всегда. Почему после предыдущих ДТП он не был лишен прав? Почему не был направлен сотрудниками ГИБДД на освидетельствование к наркологу и психиатру?

«Почему пьяницу не лишают водительских прав? Почему в судах за ДТП дают минимальные сроки и моральный ущерб пострадавшей стороне снижают до минимума? Часто отговариваются: нет якобы денег у виновного в ДТП. А почему бы не конфисковать его имущество, как это делали при СССР? Была такая практика, и действовала весьма отрезвляюще, – рассказал «НИ» адвокат, бывший следователь по особо важным делам при Генеральном прокуроре Владимир Колесниченко.- У нас сейчас действует доктрина неотвратимости наказания. То есть считается, что главное – наказать. А как наказать – не важно. Женщина, которая во дворе дома сбивает мальчика, получает 3 года колонии – поселения. Дочь иркутской чиновницы, которая насмерть сбила человека, вообще не получила никакого наказания – сначала ей дали отсрочку на 14 лет по причине наличия несовершеннолетнего ребенка, а потом и вовсе амнистировали. С такими мерами наказания у нас как нарушали ПДД, так и будут нарушать. Как садились пьяными за руль, так и будут пьяными ездить. Потому что у всех на глазах примеры того, как совершившие подобные преступления люди избегали наказания. Закон исправлять не нужно. Нужно исправлять практику его применения», – считает Владимир Колесниченко.

Источник

Поделиться ссылкой:

от Admin