По итогам войны Армения де-факто попала в колониальную зависимость, причем не от победителя, а от страны, на помощь которой рассчитывала в трудный момент.

В течение нескольких дней после капитуляции Армении в Карабахской войне ситуация в регионе и вокруг него, казалось, была предельно проста. Поэтому просьба Госдепартамента США и МИД Франции, чтобы Москва разъяснила роль Турции в карабахском урегулировании, поначалу вызвала некоторое недоумение не только у главы российского МИД Сергея Лаврова, но и у автора этих строк. Вроде бы, все и так понятно.

Армения и ее союзница Россия — проиграли, Азербайджан и стоящая за ним Турция — победили. В Армению вводится дополнительный контингент российских военных численностью около двух тысяч человек. В Азербайджан входят также и турецкие «миротворцы»

Армянский премьер Никол Пашинян после подписания при посредничестве России «позорного», как считают некоторые в его стране, соглашения о прекращении боевых действий с Азербайджаном, судя по происходящему, покидать свой пост не собирается. Заручившись поддержкой Кремля, он, засучив рукава, взялся за превращение и ранее зависимой от Москвы Армении в полноценный российский протекторат. Армяно-российские отношения останутся союзническими и продолжат носить стратегический характер, заявил Пашинян на встрече с депутатами правящей фракции «Мой шаг», прошедшей в парламенте страны.

Тут возникает вопрос о том, были ли у Армении после поражения какие-то другие варианты. До войны, может, и были, а теперь — нет. Никакого фрондерства, никаких «соросят» на армянской земле! Неслучайно одним из первых шагов Еревана после проигрыша в войне станет отмена ограничений на трансляцию в Армении российских телеканалов, давно выполняющих как в России, так и в Ближнем зарубежье задачи «коллективного агитатора и пропагандиста» за «русский мир», а по сути, являющихся приводными ремнями кремлевской администрации.

До войны Армения пыталась отгородиться от этих инструментов информационной войны, но теперь мы видим ее поворот на 180 градусов. В Кремле продолжают верить в силу «правильной» телевизионной картинки и в то, что с помощью усилий пропагандистов можно бесконечно манипулировать умами миллионов.

Помимо этого, можно не сомневаться, что армянам через какое-то время придется покупать газ у «Газпрома» совсем не по тем ценам, которые представляются им справедливыми и реалистичными. Реальность в своей стране теперь будут определять не они. Скажем, если через некоторое время Армения захочет уменьшить свою зависимость от российского газа путем увеличения его закупок в Иране, Москва сразу же даст понять, что такое своеволие непозволительно.

Армения по итогам Карабахской войны 2020 года фактически попала в колониальную зависимость. Правда, не от победителя (Азербайджана или стоящей за ним Турции), а от страны, с которой у нее были официально оформлены союзнические отношения, но которая, тем не менее, бросила ее в самый тяжелый момент.

Пашинян смиренно сует голову в информационный хомут Кремля. До этого (сразу после подписания соглашения от 9 ноября) он запустил в свою страну дополнительный контингент российских «миротворцев». Кавычки в данном случае стоят по той причине, что за последние три десятка лет российские военные нигде не выполняли собственно миротворческих функций, то есть разведения сторон и беспристрастного обеспечения безопасности каждой из них. Наоборот, в каждой стране, в которой они появлялись — будь то бывшая Югославия, Молдавия или Грузия, они всегда были на чьей-то конкретной (промосковской) стороне.

Новые контингенты российской армии в Армении вновь будут защищать не столько ее, сколько интересы Кремля и его олигархов. То есть делать ровно то же самые, чем занимались российские военные в Армении и до того (российская база в Гюмри).

Ситуацию, когда гарантом существования одной страны является соседняя держава, только что постыдно кинувшая свою союзницу в трудное для нее время, можно было бы назвать забавной, но армянам сейчас точно не до смеха. Потому что потеря военной и информационной безопасности, как и еще большее усиление экономической зависимости от Москвы, означает утрату Арменией и своей политической субъектности.

Положив руку на сердце, следует признать, что и до этой войны Армения была во многом зависима от России. Единственное, что делало Ереван более-менее самостоятельным игроком на Южном Кавказе, было представление о силе армянских вооруженных сил. Это представление (как мы сейчас видим, ошибочное) долгое время разделялось не только армянскими, но и российскими военными экспертами.

Однако война все расставила по своим местам. В 2020 году армия XX века (армянская) потерпела сокрушительное поражение от армии XXI века (азербайджанской).

Армении сейчас не позавидуешь. Она попала как кур в ощип — ее судьба в руках Кремля. Можно, конечно, было сдаться на милость Азербайджана и Турции, но понятно, что такой вариант в Ереване даже не рассматривался.

Кремлевские пропагандисты, конечно, сейчас наперебой рассказывают, что Россия от всей этой истории выиграла. Но в чем же состоит ее выигрыш? В том, что в Армении, вдобавок к небольшому российскому военному контингенту (4-5 тысяч человек на базе в Гюмри), уже давно размещенному в этой стране, добавится еще две тысячи? И это на фоне вооруженной новейшим оружием стотысячной азербайджанской армии и в любой момент готовым прийти ей на помощь вооруженным силам Турецкой республики (более 740 тысяч военных, и это без резервистов).

Напомним, что Армения не имеет общей границы с Россией. Это значит, что подкрепления, как и в завершившейся только что войне за Карабах, если что придется посылать по воздуху. Та еще перспектива, учитывая что творили азербайджанские беспилотники турецкого и израильского производства в небе над Карабахом в октябре–ноябре. Не стоит забывать и тот факт, что ВВС Турции, силу которых ощутили на себе российские летчики в Сирии, в нынешней войне в Карабахе так и не были задействованы.

Таким образом присутствие российских войск в Армении, как и раньше, остается символическим. А вот ввод турецких военных (по сути, таких же условных «миротворцев») на территорию бывшей республики Советского Союза — Азербайджана, то есть в «зону влияния» Москвы, — чистое поражение последней.

Повторим, все это было очевидным даже таким представителям «русского мира», как бывший министр обороны самопровозглашенной ДНР Игорь Стрелков, который заявил, что Владимир Путин продал «официального союзника столь прямолинейно-бесхитростно, что такой откровенности от Него никто не мог ожидать».

Однако, когда 17 ноября Путин разъяснил свою позицию по карабахскому урегулированию, стало понятно, что просьба американского Госдепа и французского МИДа была вполне обоснована. Все, оказывается, еще не закончилось, а, возможно, только начинается.

Отвечая на вопросы СМИ о роли Турции, Путин, в частности, напомнил, что «даже Армения не признала независимость Карабаха». Поэтому, с точки зрения международного права, Азербайджан возвращал территории, которые и он, и все мировое сообщество «считали азербайджанской территорией». Подчеркнув, что «Азербайджан — это независимое суверенное государство», Путин признал, что он «вправе выбирать себе союзников так, как он считает нужным». При этом, по его словам, «можно какие угодно давать оценки действиям Турции, но трудно обвинить Турцию в нарушении международного права».

Но все не так просто: «Мне все-таки, кажется, удалось убедить и наших турецких партнеров, и наших коллег в Азербайджане в том, что не надо создавать условия или предпосылки для разрушения наших договоренностей, такие условия, которые бы провоцировали одну из договаривающихся сторон на какие-то крайние меры и крайние действия».

Поясняя, о чем идет речь, Путин сказал: «Имею в виду очень тяжелое наследие прошлых лет и то, что связано с трагическими, кровавыми событиями времен Первой мировой войны, с геноцидом. Это фактор, который можно признавать, можно не признавать, кто-то признает, а кто-то в мире не признает. Для России здесь проблем нет, мы давно это все признали. Но зачем же провоцировать армянскую сторону наличием турецких солдат на линии соприкосновения? Мне кажется, что и Президент Эрдоган это прекрасно понимал и понял».

И вот еще крайне любопытное заявление: «…Мы договорились о том, что Турция по просьбе Азербайджана будет принимать участие в контроле за соблюдением прекращения огня. Мы сделаем это совместно с Турцией, имею в виду, что у нас есть очень хороший опыт взаимодействия на Ближнем Востоке, в том числе в Сирии…». Интересно, что президент РФ имел в виду, говоря об «очень хорошем опыте» взаимодействия с Турцией в Сирии. Разгром в конце февраля — начале марта 2020 эрдогановской армией сирийско-российской группировки в Идлибе?

Итак, если попытаться сделать выжимку из немалого числа противоречивых заявлений Путина, то что получается? С точки зрения международного права, говорит российский лидер, Азербайджан мог прибегнуть к силе, возвращая свои территории. Будучи суверенной страной, он имеет и право «выбрать любого союзника». Турцию «трудно обвинить в нарушении международного права», «но зачем же провоцировать армянскую сторону наличием турецких солдат на линии соприкосновения?».

Заметим, что публичное заявление главой иностранного государства признания геноцида армян в начале ХХ века, в современной Турции рассматривается как откровенная пощечина и вызов. Намек на то, что размещение турецких миротворцев в Азербайджане (заметим, не на армянской территории) может на что-то «спровоцировать армянскую сторону» — тянет на послание. Вот только пока не очень понятно — кому? Стрелкову и всем сильно разочарованным позицией Путина по Армении «патриотам»? Дескать, вы не думайте — если что мы этим туркам покажем! Если так, то это очередной блеф, призванный не растерять сторонников из числа наиболее активных приверженцев идеи «русского мира». Проблема лишь в том, что их на мякине не проведешь…

Если же это послание-предупреждение лично Эрдогану, то оно может означать лишь то, что Москва готова к прямому вооруженному столкновению с турецко-азербайджанским альянсом. Тут, правда, не стоит забывать, что Турция — член НАТО, и пятую статью устава этого альянса никто не отменял. Более того, в Белом доме Дональда Трампа вот-вот сменит Джо Байден — гораздо более последовательный сторонник союзнических обязательств США.

Готов ли реально Путин к такой войне — вопрос, на который сейчас вряд ли у кого-то есть точный ответ. С другой стороны, а что он может предложить своему электорату накануне предстоящих в 2021 году выборов в Госдуму на фоне пандемии, которая каждый день ставит новые рекорды, и непрерывно ухудшающегося материального положения россиян? Большую войну со странами НАТО с более чем неясными перспективами? Сомнительная идея…

 

Источник

Поделиться ссылкой:

от Admin

Добавить комментарий