Пн. Окт 25th, 2021

«В Калининградской области закончились гробы» Самый западный регион России все лето звал к себе туристов. Похоже, ситуация с ковидом тут очень сложная — но власти это не признают

В начале декабря министр здравоохранения России Михаил Мурашко сказал, что наибольшие опасения вызывает ситуация с ковидом в двух регионах: Санкт-Петербурге и Калининградской области. Незадолго до этого «Медуза» и «Медиазона» выяснили, что количество умерших от коронавируса, публикуемое калининградскими властями, почти в пять раз меньше, чем указано в закрытой базе данных, которой пользуются чиновники. При этом сами региональные власти утверждают, что ничего не скрывают, — и уже осенью продолжали активно зазывать в регион туристов, несмотря на вторую волну эпидемии. По просьбе «Медузы» журналисты издания «Новый Калининград» Екатерина Медведева и Вадим Хлебников рассказывают, как справляется с ковидом самый западный регион России.

 

Летом Калининград радовался потоку туристов. Осенью выяснилось, что статистику смертей от ковида в регионе занижали в пять раз

«Никаких вторых волн, никаких третьих волн нету. Все, что вы слышите по этому поводу, это просто слухи и домыслы», — говорил в инстаграм-эфире губернатор Калининградской области Антон Алиханов, катаясь на велосипеде августовским вечером.

К тому моменту город относительно спокойно пережил первую волну коронавируса, по Калининграду гуляли десятки тысяч туристов из «большой России» (так многие местные называют остальную часть страны). Пляжи были переполнены, а почти все номера в местных отелях до конца лета забронированы — такого потока туристов город не видел со времен чемпионата мира по футболу 2018 года.

Всего за июль и август город посетило около 270 тысяч россиян — это вдвое больше, чем число приехавших в регион во время ЧМ-2018. За весь 2019 год в регионе побывало 1,74 миллиона человек, а по итогам 2020-го, несмотря на пандемию и карантин, власти рассчитывают на цифру в 1,3 миллиона туристов. Чиновники не стесняются рекламировать Калининград в условиях пандемии: для продвижения региона сняли новые проморолики (в том числе с писателем и актером Евгением Гришковцом), айтишников местные власти приглашали работать удаленно из Калининграда, а приезжающим на отдых сулили кешбэк от стоимости тура и возможность провести третью ночь в отеле бесплатно.

 

При этом еще в мае туристов в регионе не было, а работники калининградского общепита фотографировались голыми, чтобы привлечь внимание к своему бедственному положению из-за запрета на работу кафе. Летом, по официальной статистике, пандемия пошла на спад и ресторанный бизнес вновь открылся. В это время в регионе регистрировали всего 10–15 новых заболевших в сутки; смертность от ковида при этом составляла менее одного человека в день. Из-за очевидного спада эпидемии официальная статистика у калининградцев вопросов не вызывала и в целом интересовала их все меньше.

30 августа из-за пневмонии, вызванной коронавирусом, умер имам местного мусульманского молельного дома Халил Мухлисов. На сайте областного правительства опубликовали пресс-релиз с соболезнованиями от губернатора Антона Алиханова: в нем прямо говорилось, что гибель Мухлисова связана с ковидом. Однако ни на следующий день, ни через неделю, ни через месяц информация о смерти Мухлисова не появилась в официальных сообщениях калининградского оперативного штаба по борьбе с коронавирусом: он ежедневно публиковал данные о поле и возрасте умерших, но имама среди них не было.

Журналисты местного издания «Новый Калининград» в течение двух с половиной месяцев пытались выяснить, почему имама не оказалось в статистике. Глава областного Минздрава Александр Кравченко уверял, что никаких манипуляций быть не может — и в статистику якобы попадают все смерти, связанные с коронавирусом. Областные власти возлагали ответственность за неучтенную смерть на местное управление Роспотребнадзора, а то — на областные власти. Заочная дискуссия между ведомствами зашла в тупик, и оперштаб, ссылаясь на врачебную тайну, просто перестал публиковать информацию о поле и возрасте умерших. 

Уже в сентябре в Калининграде, несмотря на летние заверения губернатора, начался рост заболеваемости. По официальной статистике, ежедневно прибавлялось не меньше 30 новых случаев. К октябрю этот показатель удвоился, а во второй половине месяца — утроился. Количество сообщений о смерти известных в области людей и постов в соцсетях от местных жителей об умерших родственниках и близких росло. В то же время официальные отчеты о смертности от ковида были лишь немногим хуже июньских — часто в регионе регистрировали ноль смертей от ковида в день.

В конце ноября «Медуза» и «Медиазона» опубликовали закрытые данные Информационного центра по мониторингу ситуации с коронавирусом Минздрава (ИЦК) о числе смертей на коронавирусных койках в регионах России. В 31 регионе информация почти не отличалась от официальных данных о смертях от коронавируса, которые опубликовали местные оперштабы. Но в других регионах расхождения оказались огромными. В частности, в Калининградской области данные отличались почти в пять раз: оперштаб зарегистрировал с начала пандемии 106 смертей, ИЦК — 496.

ПОЧЕМУ ЦИФРЫ ОТЛИЧАЮТСЯ

  • Во многих регионах России данные о смертях от коронавируса систематически занижаются. И вот как это происходит

Сначала областное правительство попыталось опровергнуть публикации. Потом чиновники признали цифры, но стали отрицать, что данные о сотнях смертей намеренно скрывали. Расхождение они объяснили тем, что основной причиной смерти многих больных якобы был не коронавирус.

Местные журналисты настаивали на раскрытии полной статистики по смертям на коронавирусных койках. В региональном оперштабе выразили сомнение, что журналисты «смогут ее донести», но все же начали время от времени давать полные данные (ежедневно предоставлять такую информацию власти отказались). Тогда выяснилось, что, к примеру, только 2–3 декабря на коронавирусных койках умерло 37 человек. При этом публикуемые властями данные говорили о четырех смертях.

Демограф и бывший советник Росстата Алексей Ракша, изучающий коронавирусную статистику, уверен, что данные оперштабов о смертности в целом не нужно принимать в расчет. В разговоре с «Медузой» он выразил уверенность, что в регионах «губернатор или глава местного Минздрава могут абсолютно любую цифру нарисовать». В итоге, по мнению Ракши, в реальности заболевших и умерших может быть в десятки раз больше, чем указано в официальных сводках оперштабов.

Депутат думы Калининградской области Михаил Чесалин в разговоре с «Медузой» сказал, что, по его мнению, официальная статистика по региону как минимум не полна: «Я знаю огромное количество людей, которые не попали в эту статистику, потому что к ним не пришел врач, не приехала скорая помощь и они были вынуждены лечиться дома. Сегодня статистика используется для того, чтобы руководство региона лучше выглядело». 

В такой ситуации Ракша предлагает ориентироваться на данные по общей смертности, которые показывают региональные загсы. По сведениям калининградского ведомства, в ноябре 2020 года произошел рекордный прирост смертей за время пандемии: их было на 43% больше, чем в ноябре 2019-го. Предыдущий максимум фиксировался в сентябре (+21%). Во время первой волны избыточная смертность в области была ниже в разы — и не поднималась выше 4%.

Врачи в регионе не справляются со второй волной. Федеральный министр здравоохранения назвал ситуацию в Калининградской области одной из худших в стране — местные власти это отрицают

«Мы знаем больше о вирусе, знаем, как его лечить, — и есть препараты, чтобы его лечить, в отличие от первого этапа. Медицинская система в большей степени подготовилась: мы купили аппараты ИВЛ, кислородные различные поддержки и так далее, и так далее», — говорил в начале ноября губернатор Антон Алиханов. 

КАЖЕТСЯ, НА САМОМ ДЕЛЕ В БОЛЬНИЦАХ СТАЛО ТОЛЬКО ХУЖЕ

  • Мы не знаем, чем это лечить Как доктора и пациенты в России бьются за препараты от коронавируса — хотя они почти никому не помогают. Расследование «Медузы»
  • У России было время, чтобы подготовиться ко второй волне ковида, — но теперь скорые захлебываются от вызовов, а мест в больницах больше нет Репортаж «Медузы» из Новосибирска
  • «В регионах катастрофа» Вторая волна коронавируса в разгаре — а система здравоохранения захлебывается. Мы поговорили с медиками о том, что происходит в российских больницах

Одновременно с этими заявлениями губернатора в областных больницах выстроились очереди, в аптеках возник дефицит противовирусных препаратов и антибиотиков, а главе областного Минздрава Александру Кравченко пришлось признать, что ждать ответа сотрудника специального колл-центра по вопросам, связанным с COVID-19, приходится до 40 минут: в пиковые часы на горячую линию поступает около двух тысяч звонков в час. 

Тогда же калининградцы стали сообщать, что их, несмотря на высокую температуру и другие признаки заболевания, даже не тестируют на коронавирус и не госпитализируют, им не дают направлений на рентген или компьютерную томографию. Медики в ответ на это говорили, что в больницах просто нет свободных мест для больных; власти же это отрицали и продолжали настаивать, что коек в стационарах достаточно. Одновременно областной министр здравоохранения Александр Кравченко пытался объяснить высокую нагрузку на больницы дефицитом лекарств в аптеках: калининградцы могли бы лечиться дома, но нечем.  

Собеседник «Медузы», информированный о порядке госпитализаций в Калининградской области, рассказал, что главная проблема — острый дефицит коек в реанимациях: «Обычных коек хватает, а в реанимацию — очередь. Люди ждут часами, а это самое важное время, когда человек находится в очень плохом состоянии».

1 декабря о проблеме с койками заявил уже федеральный министр здравоохранения Михаил Мурашко. Он подчеркнул, что в Калининградской области осталось меньше 5% свободных коек, и сказал, что регион наравне с Петербургом вызывает у него «наибольшую тревогу».

КОВИД В ПЕТЕРБУРГЕ

  • Бары Петербурга выступили против ковид-ограничений — это уже назвали «кампанией гражданского неповиновения». Кто за ней стоит и что вообще творится?
  • В Петербурге за выходные выступили Баста, «Би-2» и «АлоэВера». Несмотря на ковид, их пришли послушать до 20 тысяч человек Мы посчитали, сколько людей могли заразиться
  • «Фонтанка» рассказала о петербургской семье, в которой от ковида за неделю умерли отец, мать и их 36-летняя дочь. Она ждала ребенка — только его удалось спасти
  • За месяц заболеваемость ковидом в Петербурге выросла в четыре раза. Больные лежат в коридорах и кабинетах врачей — и даже Беглов почти признал, что ситуация критическая

Губернатор Калининградской области Антон Алиханов тут же ответил, что данные федерального министра ошибочны. Уже 5 декабря, во время рабочего визита в регион, Мурашко не обнаружил проблем с наличием свободных мест для пациентов с COVID-19 — а также дефицита реанимационных коек. Министр отметил, что ситуация в Калининградской области остается напряженной, но «управляемой». По утверждению регионального правительства, на момент приезда в Калининград главы Минздрава в местных ковидных госпиталях из 1746 коек были свободны 365 (20,9%). На ИВЛ находились 40 пациентов, на кислородной поддержке — 417 человек. 

При этом как только стала известна дата визита федерального министра, в местных больницах начались «авральные работы», рассказал депутат Госдумы, калининградец Александр Пятикоп.

«Первым делом были выписаны 361 уже якобы вылечившихся от коронавируса пациентов. Долечивать их, видимо, будут, говоря словами Мурашко, „с использованием технологий дистанционного сопровождения амбулаторных больных“. Во все лечебные учреждения, которые планировалось показать главному медику страны, срочно завезли лекарства и индивидуальные средства защиты. Откуда взяли — тайна за семью печатями. Был проведен соответствующий инструктаж с главврачами и медперсоналом», — сказал Пятикоп. По официальным данным оперштаба, в течение трех дней, предшествовавших визиту министра, число больных в области сократилось более чем на 10% — на 318 человек.

Всего для больных коронавирусом и пневмонией в Калининградской области отведены места в 27 стационарах, но самых тяжелых пациентов размещают в больнице скорой медицинской помощи, областной инфекционной больнице и Центральной городской клинической больнице Калининграда. 

Также временный ковидный госпиталь на 230 коек обустроили в медиацентре построенного к ЧМ-2018 стадиона, туда кладут больных средней степени тяжести. Медсестра, работающая в этом госпитале, рассказала «Медузе», что здание пресс-центра совершенно не рассчитано на это: уже вышли из строя некоторые туалеты, где-то течет крыша, а проводка не справляется с большим количеством обогревателей.

По ее словам, осенью поток больных вырос в разы: «У нас было такое, что на эти 230 коек положили 258 человек. Некоторым — у кого условия жилищные позволяли — просто выдали [медицинские] карты и отправили домой. То есть они лечились дома, а числились у нас. Контактировавших с нашими пациентами людей никто не обследовал. Многие мои знакомые заболели и остались на лечение дома — их контакты также никто не проверял. Что это, как не занижение статистики?» Данные, которые представляет региональный Минздрав, медик называет «условными».

Еще одна проблема — нехватка самих медработников: по кадровому дефициту в системе здравоохранения Калининградская область давно входит в число самых неблагополучных регионов России. С началом пандемии свободных вакансий стало еще больше: многие медики отказались работать из страха заразиться коронавирусом, другие заболели. Вакцинировать врачей из «красных» зон начали в конце октября.

О ВАКЦИНАЦИИ

  • Первыми вакцину от ковида в России должны получить врачи и учителя. Но, как выяснила «Медуза», в Москве и Подмосковье прививают всех желающих — похоже, ради отчетности
  • Путин объявил о начале массовой вакцинации от ковида в России. Но есть проблема: фармкомпании могут стабильно выпускать лишь один ее компонент из необходимых двух

В декабре глава региона Алиханов сказал, что медицина региона хоть и находится в состоянии «военного положения», но все же справляется. «На мой взгляд, было очень важно соблюсти баланс между концентрацией усилий на лечении новой коронавирусной инфекции и оказании плановой помощи. И сейчас можно сказать, что даже в таких сложных условиях в регионе медицинская система справляется хорошо и выглядит лучше, чем среднероссийский показатель», — заявил Алиханов, добавив, что в других регионах смертность выросла еще больше.

ВОТ ПРИМЕР ТАКОГО РЕГИОНА

  • Официально в Башкирии от ковида умерло меньше 70 человек. Статистику могли рекордно занизить — сразу на несколько тысяч смертей Врачи говорят, что информация просто «пропадает»

В агентствах ритуальных услуг заканчиваются гробы. Но жесткие ограничения в регионе не вводят

Именно тем, что система здравоохранения пока якобы справляется, калининградские чиновники объясняют отсутствие жестких ограничений. Сейчас в регионе вернули отмененную в сентябре самоизоляцию для людей старше 65 лет и хронически больных, а работодателей обязали отправить не менее трети сотрудников на удаленку. 

Местным кафе и барам сначала запретили пускать в заведения посетителей с полуночи до шести утра, а потом обязали закрываться с 21 часа. Правда, вскоре вновь несколько смягчили режим и позволили с 7 декабря закрываться в 23:00. При этом фуд-корты и детские комнаты закрыли до конца года, а кинотеатрам в торговых центрах запрещено работать по выходным.

В НЕКОТОРЫХ РЕГИОНАХ ЛОКДАУН УЖЕ ВВЕЛИ

  • Бурятия — первый российский регион, где этой осенью ввели локдаун из-за ковида Власти уверяют, что это мгновенно дало эффект, а предприниматели устраивают акции протеста

Такой набор ограничений считают недостаточным те, кому приходится напрямую иметь дело со смертями от ковида: врачи и представители похоронного бизнеса. «Надо бить тревогу и закрывать всю область. Ситуация в регионе страшная: ЗАГС не успевает нам выписывать свидетельства о смерти, у нас очередь в морг. В Калининградской области закончились гробы! Мы никогда не видели такой смертности», — на условиях анонимности рассказал «Медузе» владелец одного из ритуальных агентств, работающий на этом рынке с 2008 года. Другие похоронные агентства о дефиците гробов в области пока не заявляли.

 

Собеседник рассказал, что тоже замечает расхождения с официальной статистикой: часто приходится хоронить людей, которым ковид в стационаре так и не поставили. Однако хоронят их по всем санитарно-эпидемиологическим правилам: «Работает спецбригада, мы все одеваемся в противочумные костюмы, берем два килограмма извести. Никакого отпевания, закрытый гроб, и покойный там находится в пакете».  

Сейчас в Калининградской области официально зарегистрировано чуть более 13 тысяч случаев заражения COVID-19. В сутки выявляют около двух сотен новых инфицированных, примерно то же число пациентов с коронавирусом ежедневно выздоравливает. Эпидемиолог Антон Барчук в разговоре с «Медузой» отметил, что в целом такая ситуация характерна для регионов России с сопоставимым населением. 

«Мне кажется, мы еще вторую волну не пережили. Но как будут развиваться события в дальнейшем, в итоге будет зависеть от двух факторов: от того, когда начнется вакцинация, а также от мер сдерживания и уменьшения числа контактов, в том числе и туристических потоков. Туризм всегда связан с распространением инфекции, особенно когда еще мало случаев внутри региона — однако когда больных уже много, то и туристов не надо для локального распространения», — пояснил «Медузе» Барчук.  

Калининградское направление у россиян продолжает пользоваться спросом: по данным властей, на новогодние праздники в гостиницах уже забронированы 90% номеров. 

 

Источник

Поделиться ссылкой:

от Admin