Вс. Окт 17th, 2021

Кремлю невыгодно возвращение оппозиционера в Россию, но ему самому это необходимо, чтобы сохранить статус публичного политика.

Анонсированное возвращение Алексея Навального в Россию на фоне данных о возбуждении против него очередного уголовного дела и ходатайства ФСИН о замене условного срока по делу «Ив Роше» реальным ставит вопрос о дальнейшей судьбе оппозиционера, а также о его будущем как публичного политика.

Борис Вишневский, депутат петербургского ЗакСобрания:

«Он правильно делает, что возвращается, потому что российский политик может быть политиком, только находясь в России. Все, кто уезжает в другую страну, превращаются в экспертов и комментаторов, но никакого влияния на жизнь в России не оказывают. Да, риски для Навального есть, но Кремль, не из любви, конечно, а из прагматических соображений, травить или сажать его не станет.

Не исключен, конечно, вариант продвижения уголовного дела, но, так как впереди выборы в Госдуму и региональные парламенты, это грозит усилением протестных настроений. Подобные действия выставят власть слабой, трусливой и неспособной спорить со своими оппонентами. Думаю, эти соображения перевесят желание свести с Навальным счеты.

Сильным козырем Навального является «умное голосование», которое явно окажет воздействие на результаты выборов в этом году. Однако я все-таки посоветовал бы команде Навального усовершенствовать эту технологию — тогда нам не придется поддерживать «негодяя № 2», чтобы не выиграл «негодяй № 1». Власть явно будет пытаться заблокировать механизм «умного голосования», но у нее ничего не получится».

Дмитрий Гудков, политик:

© Фото Евгения Шабанова, ИА “Росбалт”

«Смелый поступок со стороны Алексея, что говорить. Рискованно, но смело. Я в этом и раньше не сомневался, и когда у меня спрашивали прогнозы, я говорил: приедет. Он готов пострадать — либо взять все сразу.

Мы ведь не знаем, что произойдет после его приезда — посмотрим, как будут события развиваться. Протестные настроения сейчас в России очень сильны. Просто пока общество находится в «коме» такой гражданской, в состоянии вроде бы депрессивно-сонном, но при этом глубоко возмущенном и критически настроенном в отношении власти. Чтобы из этой комы выйти, ему нужен какой-то «триггер». Нужна какая-то надежда, нужно во что-то поверить, что все получится.

И когда этот триггер появится, может поменяться все сразу. Как перевернувшийся айсберг, который сейчас большей частью под водой — но вдруг что-то происходит, и он переворачивается. Мы уже накануне такой стадии. Что будет триггером — может быть, арест Навального или кампания по выборам в Госдуму.

Говоря, что Навальный не сможет баллотироваться, вы смотрите с позиции нынешних правил игры. А я думаю, что Алексей всегда был таким game changer. Может быть, он начнет кампанию по допуску к выборам, не только себя, но и всех, кого они захотят не пустить — и эта кампания выйдет на пик где-то к лету. Он уже не такого уровня фигура, чтобы призывать голосовать за каких-то сталинистов».

Сергей Цыпляев, в прошлом представитель президента РФ в Петербурге и декан юридического факультета Северо-Западного Института управления РАНХиГС:

© Фото Игоря Акимова

«Жесткая схема действий, на мой взгляд, вполне вероятна. С другой стороны, власть может прийти к выводу, что не стоит обострять ситуацию, и тогда все будет по-прежнему. Шаг сделан, возвращение объявлено. Это вызов для власти. Теперь у них есть время, чтобы определиться, как вести себя дальше.

Начинающий шахматист берет фигуру в руку, и только потом думает, что будет дальше, а назревает неприятная комбинация. Наше политическое руководство принимает простые решения. Не случайно же мы сидим в санкциях и окружены врагами. Это последствие подобных комбинаций.

Кремлю с самого начала стоило предложить Навальному пост губернатора в регионе. Это то место, откуда не возвращаются, в политическом смысле расстрельная должность. Они же решили делать вид, что знать не знают Навального. Масштаб последствий мы видим»

Дмитрий Солонников, директор Института современного государственного развития:

© Фото ИА «Росбалт», Александр Калинин

«Я не думаю, что он уедет в места не столь отдаленные. Но задержание на какое-то время возможно. Впрочем, Навальному не привыкать.

Жить на Западе будет только рискованнее, потому что пропадет необходимость в Навальном как в информационном провокаторе или коммуникаторе. В России ему безопаснее. Некоторые структуры из власти будут внимательно следить, чтобы здесь с ним ничего не произошло. Это связано с ролью Навального как расследователя и человека, способного быстро и эффективно распространять нужную информацию, поэтому возбуждение уголовного дела не означает, что оппозиционера ожидает тюрьма.

Его ждут возвращение к активной работе, новые заказы и интересная работа. Я убежден, что в нынешний год — год выборов, год сильнейших политических потрясений — он здесь нужен будет как активный игрок. Понимаете, самый верх далеко не един. Разные структуры борются друг с другом, никто не отменял и корпоративные интересы. Как будут заказы на то, чтобы Навальный что-то опубликовал, так будут и заказы на то, чтобы заткнуть ему рот».

Константин Калачев, политолог:

© Фото Евгения Шабанова, ИА “Росбалт”

«Вопрос о том, задерживать ли и арестовывать ли Навального — это вопрос уже не юридический, а политический. Был бы человек, а повод найдется: скажут, что нарушал правила условного срока и т. д. Но и у Навального выбор небольшой: быть диссидентом за границей либо действующим влиятельным политиком в России. И его возвращение — безусловно, акт гражданского мужества.

Понятно, что выборы в Госдуму скучными не будут. Не имея возможности участвовать в них сам, Навальный сможет влиять на их ход, на избираемость тех или иных кандидатов, задействовать механизм «умного голосования» по всем мажоритарным округам. Понятно, что власти есть чего опасаться. Не случайно его старались выключить из политической жизни и всячески давали понять, что здесь его не ждут.

Но арест Навального вызовет огромный скандал. Я, конечно, понимаю, что, снявши голову, по волосам не плачут, и имиджу РФ уже ничто не может повредить больше, чем уже навредили. Что ж, Навальный сознательно идет на обострение, и может превратиться в Нельсона Манделу. Рейтинг его как политика растет. И даже у тех, кто к нему относится неоднозначно, растет к нему интерес. Сейчас ни одна социология не покажет уровень реальной поддержки Навального, потому что сознаться в его поддержке не каждый готов. Но как торпеда в крейсер «ЕР» — он сработает.

Навальный является безусловным лидером нашей несистемной оппозиции, даже если не все ее представители это признают. В глазах общественности он безальтернативен, свой авторитет заработал, в том числе, рискуя жизнью. Это не значит, что все разом кинутся вокруг него консолидироваться. Но главное для оппозиции сейчас — это возможность появления какой-то площадки, на которой будут формироваться списки кандидатов в Госдуму, самовыдвиженцев по мажоритарным округам (мы же понимаем, что «Яблоко» не даст возможностей радикалам, а других партий для их выдвижения у нас и нет). Оппозиции нужен большой штаб, кампания юридического сопровождения, и ей надо готовиться к протестным акциям в случае отказа в регистрации. Это огромная оргработа, которую Навальный способен возглавить — думаю, помощники для него найдутся».

Алексей Макаркин, политолог:

© –

«Власть свой ход сделала, она его предупредила — и, скорее всего, предупреждение будет реализовано. И Навальный это понимает. Конфликт достиг точки невозврата, Навальный рассматривается властью уже не как оппонент, а как враг.

С другой стороны: а что ему делать? Можно остаться в эмиграции. Но эмигрантская жизнь не так завидна, это всегда склоки, обвинения в сговоре с властью, маргинализация… Да, общаться дистанционно сейчас легко, но управлять политической машиной надо вживую. И сам Навальный перед своим отравлением поехал в Сибирь, пообщаться и подбодрить.

Он выбрал риск, столкновение и борьбу. Пусть его поддержку сейчас декларируют всего 15%. Он рассчитывает на размывание и расшатывание политического режима, это игра в долгую. Предполагаю — хотя мне этого не хотелось бы — что он рассчитывает на большой судебный процесс (а власть как раз хотела бы дело максимально «экономизировать» — не случайно ему инкриминируется не государственная измена, а экономические преступления).

Что касается оппозиции, то в качестве объединителя Навальный выступить не сможет. Будут сталкиваться разные интересы и стратегии. Обычно в политике бывает так: если у тебя рейтинг начинает быстро расти, то вокруг тебя объединяются даже те, с кем у тебя есть разногласия. А вот с Навальным этого не происходит. Многие смотрят его ролики, одобряют. Но это популярность блогера. Как только речь заходит о том, чтобы этот капитал конвертировать в политическую поддержку, люди останавливаются. Многие считают, что победивший Навальный станет таким же, как те, кого он победил. Другие спрашивают: «А кто за ним стоит? Может, Америка?»

И во многом на людей давят воспоминания о 1990-х годах, когда все поддержали Ельцина, а он всех разочаровал. У более молодых нет страхов 1990-х, но они в меньшей степени меряют мир в черно-белых тонах. Для них, у всех свои интересы. Это не работает на Навального: для более старших, он не вписывается в черно-белый контекст, «какой-то он мутный», а у молодых и отстраненность больше».

 

Источник

Поделиться ссылкой:

от Admin