Ср. Окт 20th, 2021

Адвокат Алексей Федяров напомнил о некоторых резонансных судебных процессах, требующих особого внимания общественности.

Адвокат и писатель Алексей Федяров в эфире программы «» рассказал о судебных делах в современной России, за которыми не так пристально следит общество, а также поделился своими мыслями о настоящих причинах популярности криминальной субкультуры АУЕ, признанной в РФ экстремистской и запрещенной.

— Расскажите о делах, которые обделены общественным вниманием, но за которыми стоит следить.

— Вы знаете, вообще, люди не любят экономические дела и дела, в которых нет того, что они могут испытать каждый день. Почему дела по подбросам наркотиков вылетели в топ — потому что есть огромное распространение наркотиков. Родители волнуются, не употребляют ли их дети и видят, как это все элементарно сфальсифицировать. Я больше занимаюсь экономическими делами. И здесь тоже такая ситуация, что часто люди сами не хотят, чтобы дело предавалось огласке.

Из тех, что сейчас на слуху — это дело Майкла Калви, «Baring Vostok». Оно растиражировано, но к нему угасает интерес. Мне очень интересно, чем это все завершится, какой будет итоговый процессуальный документ. На это дело смотрят все серьезные юристы и экономисты.

Еще дело следователя Миниахметова, по которому отменили постановление о возбуждении уголовного дела. Это следователь, который, как утверждал СК, получил взятку за решение каких-то вопросов в Краснодарском крае. Но Генпрокуратура отменила постановление о возбуждении уголовного дела. Насколько я знаю, там все равно эта история не окончена, и будут дальше работать и ФСБ, и СК.

Из дел, которые сейчас в производстве у меня, это дело Татьяны Радаевой из Чебоксар. Это молодая женщина, которая поработала генеральным директором предприятия в крупном холдинге, и потом учредители холдинга решили привлечь ее к уголовной ответственности. Она, с ее слов, не стала участвовать в ряде каких-то махинаций, и после этого началось преследование со стороны МВД. Дело расследуется уже четвертый год, семь раз возвращалось на дополнительное расследование, сейчас готовится восьмое обвинительное заключение. Мы по этому делу работаем. Оно не медийное пока, но материала там на огромную медийную работу. Семь раз дело возвращается. Там куча полицейских наказано, следователей, уволен прокурор города, зампрокурора получил взыскание, но все равно это дело пихают в суд, и оно идет как ледокол под вражескими батареями. Вражеские батареи — это мы. Это очень интересно для меня как для юриста, и мы в любом случае добьемся там положительного результата.

— Вы понимаете, почему так популярна культура АУЕ, признанная экстремистской?

— Это простые и понятные правила, которые везде действуют примерно одинаково. Практически неизбежны санкции, а люди, которые принимают решение о применении санкций, сами тоже могут попасть под «спрос», если учинили «беспредел». И в противовес — государство со своим сложнейшим комплексом правил, законов и норм, которые не знает ни само государство, ни те, кто должны его выполнять. Плюс, государство тебя в любой момент обманет, кинет и сделает с тобой то, что ему заблагорассудится. Ты всего лишь пешка и не имеешь голоса. В культуре АУЕ ты всегда имеешь голос. Даже самые низшие звенья — «опущенные», «отделенные» — они имеют голос. С ними тоже нельзя поступать «по беспределу».

— С этим можно бороться хорошо отлаженными общественными институтами?

— Вы видели же в Европе на домах надписи «All cops are bastards» («все менты — ублюдки» — А.В). Это нормально и есть везде. В любом случае, это форма проявления низового гражданского протеста. Ее не изжить. Ее надо воспринимать как данность и пытаться максимально ее сузить, чтобы она не распространяла свое влияние на всех. Но для этого нужно самим быть привлекательными. Правоприменение в государстве должно быть прозрачным и эффективным.

— В России это движение признано экстремистским. Это правильно?

— Я вообще не понимаю, что считают экстремизмом. Они взяли, придумали движение. Его не существует — это субкультура. Рок-н-ролл — это движение? Рэп — это движение?

— Ну, я так понимаю, что они определили какие-то признаки и характерные черты поведения, которые подходят под это понятие.

— Это не организация.

— За проявления АУЕ надо наказывать?

— Я вам скажу так. Если мы говорим, что планируем вырезать АУЕ на корню, тогда мы просим президента, министра иностранных дел не употреблять слов, которые происходят напрямую из этой культуры: «наезд», «кинуть», «беспредел». Поговорите с полицейскими, прокурорскими, комитетскими, побудьте на их пьянке. Это обычный, нормальный способ общения. И им он тоже ближе и проще, чем выполнять все, что им сверху приписывают, потому что выполнить это невозможно. Даже у них эта культура АУЕ уже в крови. Ее не выжить просто так.

Полную версию разговора смотрите на канале «Росбалт News».

Беседовал Алексей Волошинов

 

Источник

Поделиться ссылкой:

от Admin