Пн. Ноя 29th, 2021

Расстрел сотрудников собственной безопасности полиции в комнате полиции на станции московского метро «Рязанский проспект» – одно из самых громких преступлений последних лет, совершенное сотрудником МВД. Неслыханное дело: страж порядка расстрелял борцов за чистоту мундира – сотрудников собственной безопасности. В итоге один из ОСБэшников был убит, а второй чудом выжил после шести ранений. Мы узнали неизвестные детали случившегося.

ОБСТАНОВКА В КОМНАТЕ ПОЛИЦИИ ПОСЛЕ РАССТРЕЛА.

Бывший старший прапорщик УВД на Московском метрополитене Алексей Смирнов с самого начала утверждал: он не брал взятку, за которую его пытались задержать особисты, а огонь открыл потому, что его подставили. И присяжные фактически поверили Смирнову. Его оправдали по двум эпизодам получения взяток, признали виновным в посягательстве на жизнь сотрудников правоохранительных органов, но также отметили, что прапор заслуживает снисхождения. Приговор будет вынесен в ближайшие дни. 

 

Нам удалось восстановить хронологию событий и выяснить ранее неизвестные обстоятельства произошедшего. Мы нашли еще одного участника событий, которого так и не признало следствие.

Скандал с рапортом шефа и злопамятная филиппинка

Алексей Смирнов родом из Подмосковья. Его отец и мать давно на пенсии. После окончания колледжа (высшее юридическое образование старший прапорщик получил заочно) в 2010 году Смирнов устроился в службу судебных приставов, где проработал 5 лет. После перешел в полицию, где прослужил около 8 лет. Все эти годы, судя по представленным характеристикам, старший прапорщик особого энтузиазма не проявлял, однако неоднократно поощрялся руководством. По словам родных, Алексей жил по средствам и не нуждался в деньгах настолько, чтобы брать взятки. Даже за машину, которую ему с гражданской женой подарили родители, старший прапорщик вернул символическую сумму.  

 

Свою работу Смирнов, в общем-то, любил. Но родители вспоминают, что отношения с руководством у него испортились после одного инцидента. В 2018 году за взятку был задержан его коллега. Прапорщик якобы отказался свидетельствовать против сослуживца, так как не был очевидцем самого преступления. У него на телефоне сохранилась аудиозапись, на которой некто склоняет Смирнова «подписать рапорт», иначе грозится «принести несчастье». Эту запись и некоторые другие материалы родители Алексея предоставили «МК».

На суде экс-полицейский заявил, что его подставили именно после того неприятного разговора. А взятку от гастарбайтера, в которой его якобы уличили потерпевшие, он не брал.

Справедливости ради отметим, что с момента беседы, которую записал Смирнов, до самого ЧП, согласно данным следствия, был ещё один эпизод. Правда, «всплыл» он уже через несколько месяцев после расстрела на «Рязанском проспекте». Так, в мае 2019 года Алексей якобы получил взятку от гражданки Филиппин за непривлечение ее к административной ответственности за нарушение миграционного законодательства. Якобы иностранка положила в пачку с бумажными салфетками 20 тысяч рублей. Но и тут есть некоторые разночтения. По версии самой филиппинки, Смирнов якобы запросил у нее целых 30 тысяч, но она решила, что полицейский не будет проверять платочки, и «обманула» его, положив внутрь пачки на 10 тысяч меньше. В декабре 2019 года (то есть спустя восемь месяцев после ее встречи с прапорщиком), когда по Сети было растиражировано фото Смирнова, она решила написать гневный пост в соцсетях. Вроде как благодаря этой публикации на нее и вышли сотрудники ОСБ УВД на Московском метрополитене, после чего женщина и написала свое заявление.

Роковые платочки

 

Попытаемся понять, что же произошло на станции метро «Рязанский проспект» 18 сентября 2019 года. Чтобы увидеть все, как есть, нужно было находиться на месте происшествия, причем в нескольких местах одновременно. Ну или, в крайнем случае посмотреть записи с камер видеонаблюдения. К счастью, у нас такая возможность есть.

Из показаний Алексея Смирнова следует, что в 9.00 он и его напарница заступили на свои посты в вестибюлях станции метро «Рязанский проспект». До обеда ему сообщили, что к 13.00 нужно приехать на стрельбы в тир, что в районе станции метро «Смоленская». Отстрелявшись, Смирнов вернулся на «Рязанский проспект», пообедал и приступил к своим служебным обязанностям около 15.00. Прапорщик спустился на платформу и проверил двух граждан Туркменистана. Оба были «пробиты» по базам и отпущены, хотя у одного из гастарбайтеров не оказалось при себе документов. 

В 16.00 на «Рязанский проспект» приехал командир взвода. Смирнов сопровождал его от комнаты полиции, где тот проставил отметку в служебной книге постового, до платформы. Когда начальник уехал, Смирнов направился в восточный вестибюль станции.  

А на улице тем временем готовилась настоящая спецоперация. Примечательно, что всё описанное нами ниже «особисты» называют в своих рапортах профилактическим мероприятием – «Наблюдение». Старшим в группе был старший оперуполномоченный ОСБ УВД на Московском метрополитене, подполковник Алексей Лимонов. С ним были его сослуживцы: старший оперуполномоченный, подполковник Руслан Тростянский и оперуполномоченный, старший лейтенант Максим Веялко. В роли потерпевшего выступил уроженец Узбекистана Фархад Хаитов. 

Также, как установили следователи, в этой компании был оперуполномоченный из подмосковного Жуковского Алексей Калиничев. Позднее он признал себя на видеозаписях, пояснил, что дружит с Лимоновым и в тот вечер просто ждал его, чтобы вместе провести время после работы. Свое участие в спецоперации он отрицал. Возможно, это так, и Калиничев – просто случайный персонаж, например, мимо проходил. Но просмотр материалов с камер заставляет в этом усомниться.  

На видеозаписях с камер видно, что около 16.00 из «Рено» (служебная машина сотрудников собственной безопасности, – прим. авт.), припаркованного рядом с западным вестибюлем, вышел некий мужчина с сумкой-планшетом наперевес. Это и был Калиничев. Он ненадолго исчез из поля зрения, а затем появился – уже в компании Хаитова. Фархад сел в «Рено», а Калиничев направился в метро. 

Интересно, что позднее Калиничев отрицал свое знакомство с Хаитовым. Он опознал себя на видео, но странную «прогулку» с Фархадом назвал случайностью.

16.24. Смирнов в компании проверяющего поднялся по эскалатору в вестибюль и зашел в комнату полиции. При внимательном просмотре записей видно, что Калиничев следует за ним по пятам. Он же потом проследил, как Алексей распрощался с начальником внизу на платформе. 

16.33. Старший прапорщик и его соглядатай поднялись по эскалатору в Восточный вестибюль. «Преследователь» вышел на улицу, а Смирнов остался стоять рядом с сотрудником метрополитена на входе перед турникетами.

16.37. В вестибюль станции зашел Хаитов. Алексей тут же остановил гастарбайтера, они отошли на несколько метров и стали о чем-то разговаривать примерно до 17.00. В какой-то момент Хаитов зашел за колонну и оказался в «слепой зоне». Затем он вернулся и забрал из рук Смирнова некий предмет (предположительно, это была пачка с бумажными платками – прим. авт.). После этого Хаитов вышел на улицу.

17.02. Хаитов вновь зашел в вестибюль и вложил в руки Смирнову что-то очень похожее на пачку с салфетками. Алексей не прятал этот предмет. Это подтвердили свидетель -работник службы безопасности Московского метрополитена Русов – и записи с камер: на видео видно, что постовой рассмотрел пачку и, покрутив ее в руках, убрал в карман. Далее гастарбайтер прошел через турникеты и спустился вниз, к платформе. Следом за ним спустился один из «особистов», Максим Веялко. Мужчины прошли по перрону и вышли через противоположный вестибюль на улицу. Там Хаитов пошёл сразу к Лимонову и Тростянскому. На записях с городских камер видно, как один из «особистов» что-то достал из кармана и передал азиату.

 

17.06. Сотрудник ОСБ (который передал что-то Хаитову) начинает снимать приезжего на мобильный телефон. В материалах дела есть эта видеозапись – гастарбайтер на ломанном русском объясняет подполковнику Тростянскому, что забыл дома документы, а Смирнов его остановил, и они договорились на  взятку – 1 тысячу рублей. Комично выглядит этот момент с ракурса городских камер – «оператор» жестикулирует за кадром, подсказывая и показывая гастарбайтеру два пальца. 

 

17.13. Камера в комнате полиции зафиксировала, как в помещение вошёл старший прапорщик в сопровождении «особистов».

Оружие к бою

Все, что происходило до расстрела, следователи восстановили по видеозаписи с мобильника Лимонова, который вёл съемку с самого момента остановки постового в вестибюле до того, как они прошли в комнату полиции, где его ранили. Это видео не для слабонервных, но дает ответы на многие вопросы.

Например, некоторые действующие сотрудники МВД всерьез обсуждали, что Смирнов мог не знать, что перед ним полицейские, и действовал по уставу. Это не так. Дважды (в самом начале, на платформе, и в комнате полиции, – прим. авт.) «особисты» показывали старшему прапорщику удостоверение. К тому же он сам доложил руководству, что на станции работает ОСБ. На протяжении получаса сотрудники собственной безопасности объясняли Смирнову, что он остановлен, что будет проведён «осмотр места происшествия», искали понятых, задавали Алексею вопросы о том, кого из пассажиров он проверял. Старший прапорщик до последней минуты не подавал виду, что может быть причастен к какому-либо преступлению. Когда были найдены понятые, «особисты» потребовали у Смирнова выложить все содержимое карманов на стол. Вот что у него было – удостоверение, наручники, бумажник, футляр с очками, телефон и пачка бумажных салфеток, внутри которой Веялко якобы  обнаружил деньги. Сразу же после этого рука Смирнова потянулась к кобуре.

17.39. Старший прапорщик выхватил пистолет, направил ствол на «особистов» и приказал им лечь на пол. Веялко дважды спросил у Смирнова, куда ему положить найденные в пачке с салфетками деньги, на что постовой ответил «Куда хочешь». И открыл огонь.

ОРУДИЕ УБИЙСТВА.

 

Всего Смирнов выпустил девять пуль. Первым был ранен Веялко. Он бросился бежать, выскочил из метро на улицу, промчался мимо Тростянского, Калиничева и Хаитова, и упал на землю возле жилого дома. Пуля, попав в плечо, повредила аорту – «особист» скончался от обильной кровопотери. При этом нельзя не отметить тот факт, что никто из компании, находившейся около служебного автомобиля, и не пришел на помощь к истекающему кровью сотруднику. Почему? Вопрос без ответа. Калиничев вроде бы сначала двинулся в сторону упавшего Веялко, но потом убежал в противоположном направлении.

Тем временем в комнате полиции Смирнов переключился на Лимонова. Старший прапорщик одновременно сыпал обвинениями в «подставе», пинал «особиста» ногами и поливал подполковника свинцовым дождем. Он всадил в «безопасника» шесть пуль! Еще две не попали в цель. Офицер получил сквозное ранение шеи, плеча, предплечья, кисти и слепые ранения груди и бедра. Судя по всему, стрелок не отличался особой меткостью – либо вовсе не целился. Лимонов умудрялся при этом оставаться в сознании – Смирнов даже с удивлением спросил у жертвы, не в бронежилете ли он.  Также Смирнов пытался разбить телефон Лимонова, на который тот заснял все происходящее. 

Что это было? На спланированное убийство не очень-то и похоже. Скорее, шоковое состояние, когда человек уже не осознает, что он делает. Заметим: прапорщик сам позвонил в «03» и не тронул никого из свидетелей, вызванных в качестве понятых – пожилого сотрудника театра и обычного работягу.   

Всего Смирнову помимо взяток (от филиппинки и Хаитова) предъявили обвинение по трём эпизодам статьи УК РФ «Посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа». Убийство Веялко, расстрел Лимонова… А третий эпизод был зафиксирован на видеорегистраторе сотрудника службы безопасности подземки уже после расстрела. Когда Тростянский попытался зайти в комнату полиции, Смирнов направил на него пистолет.

КАДРЫ СО СЛЕДСТВЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ. ФИЛИППИНКА (СЛЕВА) ПОКАЗЫВАЕТ, ГДЕ ЯКОБЫ ДАЛА ВЗЯТКУ ПРАПОРЩИКУ СМИРНОВУ. НО ПРИСЯЖНЫХ ЭТО НЕ УБЕДИЛО.

Кстати, одним из первых, кто оказался на месте, был оперативник УВД по ЮВАО, который случайно проходил мимо. Он и другие свидетели подтвердили: старший прапорщик сказал им, что его пытались подставить, и поэтому он открыл огонь.

Пропавшие улики

Хаитов сразу же после допроса счел, что благоразумнее уехать в Узбекистан. Позднее, по запросу через Интерпол, у него взяли объяснение местные правоохранители. Гастарбайтер дал короткие пояснения, что его остановил полицейский, но у него не было при себе документов. Поэтому постовой у него «попросил тысячу рублей» и дал ему салфетку, чтобы он положил туда деньги. После этого он увидел, как двое гражданских побежали задерживать полицейского, и позднее Хаитов услышал выстрелы.

К сожалению, Фархаду не задали один простой вопрос: почему он просто не сел в поезд и не уехал, когда Смирнов отвлекся на другого пассажира? Ведь у гастарбайтера была такая возможность! Но он предпочел сыграть свою роль в истории с взяткой.

Если Калиничев пояснил, что прогулка «в ногу» с Хаитовым и совместное местонахождение рядом со служебным авто – случайность, то Тростянский вообще заявил, что гастарбайтер не дождался сотрудников и ушел самовольно. Но камеры видеонаблюдения говорят об обратном.

 

 

«Особисты» дали более чем простое пояснение: у них была оперативная информация о том, что некий сотрудник УВД на Московском метрополитене занимается поборами с иностранных граждан. На «Рязанском проспекте» они получили заявление от Хаитова по поводу взятки, и пресекли противоправные действия Смирнова.

Сам Смирнов эпизод с салфетками объяснил так. Он остановил азиата, но так как тот плохо говорил по-русски, не понял его. В этот момент к нему обратился другой пассажир с вопросом по поводу документов, Смирнов ненадолго потерял азиата из вида. Это подтверждается записями с камер. Затем гастарбайтер вновь подошёл к Смирнову и попросил у него салфетку. Алексей дал ему пачку с бумажными платками, и через некоторое время тот вернул ему её обратно. После этого появились сотрудники ОСБ. Интересный момент: основных вещдоков – пачки с салфетками и денег в материалах уголовного дела нет. Эти неопровержимые улики не нашли ни на улице, ни в помещении, ни даже в канализации. 

***

В своем последнем слове Смирнов попросил извинения у родителей Веялко. И сказал, что с ним поступают несправедливо, поскольку присяжным запретили показывать видео с инсценировкой передачи взятки. «Вы же видели все это, Ваша честь, уважаемый прокурор! Почему присяжным врут?!». Судья был вынужден прервать Смирнова, после чего он попросил заседателей честно и справедливо принять решение.

Присяжные вынесли свой вердикт 11 февраля поздно вечером. По их мнению, не доказана вина Смирнова в получении взятки от гражданки Филиппин и Фархада Хаитова, а также в посягательстве на жизнь Руслана Тростянского. Экс-полицейский виновен в смерти Максима Веялко и посягательстве на жизнь Алексея Лимонова, но при этом, по мнению народных судей, заслуживает снисхождения. Судья вынесет приговор в ближайшие дни.

Обсуждать, виноват или нет Смирнов, не имеет никакого смысла. Он убил одного человека, сделал инвалидом другого. Стрельба произошла в метро в час пик, могли пострадать обычные граждане.  Вне зависимости от того, занимался прапорщик поборами или нет, он должен понести наказание. Но уже не в первый  раз, когда приходится писать о задержании очередного  коррупционера, невольно задаешься вопросом: насколько оправдана такая ловля на живца? И всегда ли подброшенный в карман вора кошелек либо спрятанная в бумажной салфетке банкнота – достаточное основание, чтобы признать человека взяточником? 

42 года назад в знаменитом сериале мнения двух сыщиков, Глеба Жеглова и Володи Шарапова, по этому вопросу категорически разделились. Но тогда хотя бы не пролилась кровь…

Источник: www.mk.ru Теги: криминал, происшествия, расследования
Источник

Поделиться ссылкой:

от Admin