Вт. Сен 21st, 2021

Многие либеральные и нелиберальные авторы и спикеры, прилагающие усилия к обесцениванию протеста, манипулируют статистикой и говорят, что он никак не вырос за последние годы, в частности, по сравнению с 2011–2012 годами.

Это именно манипуляция. Не раз указывалось на то, что чисто количественное сравнение совсем разных акций, проходивших в совсем разных условиях, нелепо. Нельзя сравнивать согласованные акции с несогласованными, нельзя сравнивать ситуацию, когда за участие в несогласованной акции предусмотрен штраф в 5000 р. с ситуацией штрафа в 300 000 р. или ареста на 30 суток.

Даже несмотря на эту фундаментальную разницу, народу на акции 23 и 31 января вышло и в абсолютных показателях больше, чем на любую другую несогласованную акцию.

 

Но дело не только в этом. Изнутри ситуации не так заметна разница, но, судя по многим признакам, она есть. До победы далеко, но нынешняя волна сильнее предыдущих не только по отчетам наблюдателей, подсчитывающих число участников. В этот раз мы впервые увидели не раз и во многих регионах полицейских, уволившихся в знак протеста, госслужащих, публично отказавшихся от клятвы лояльности, заявления корпораций (раньше они, если и имели место, то в гораздо более слабой форме — в этот раз открытые письма подписывали ранее вполне лояльные режиму люди, такие, например, как Чулпан Хаматова). Не менее важно то, что поддержка протеста впервые значимо проникла в попкультуру («Аквадискотека» Гудкова, «Выходи гулять» «Касты», «Привет, это Навальный» «Элизиума»). Это очень важный индикатор общественной динамики. Пока протест не вовлек культуру и ее специфические средства, нет оснований ожидать его серьезного роста.

Наконец, об экстраординарности ситуации говорит нам сама реакция власти. Беспрецедентное, 11 тысяч, количество задержанных, 90 уголовных дел. «Только в Москве под административный арест по обвинению в нарушении порядка проведения публичного мероприятия отправили в три раза больше людей, чем за пятнадцать предыдущих лет» — сообщает ОВД-Инфо. Понятно, что это средство запугивания, но одновременно это и фактор дестабилизации ситуации, акт признания властью угрозы.

Столь радикально возросший уровень репрессий не может быть объяснен только паранойей власти, ее безумием и тактической победой силовой «башни». Он, вне сомнения, имеет под собой и рациональные основания. Если власть решила сидеть на штыках, это произошло не потому, что ей нравится приятное покалывание в заднице. Это произошло именно потому, что просто больше сидеть не на чем.

Надежда власти — на то, чтобы испугать и деморализовать нас. Но объективный анализ ситуации говорит нам, что повода для этого нет. Динамика положительная.И дело не только в том, что наше дело правое и правда истории — на нашей стороне. Важно то, что ситуация меняется!

 

Источник

Поделиться ссылкой:

от Admin