Чт. Сен 23rd, 2021

Сегодня 12:22

«Наша вахта — это протест против бесправия россиян в своей стране» Истории хранителей народного мемориала на мосту у Кремля, где убили Бориса Немцова

В ближайшую субботу, 27 февраля, исполнится шесть лет со дня убийства в самом центре Москвы оппозиционного политика Бориса Немцова. На месте его гибели — Большом Москворецком мосту — все это время существует народный мемориал, куда любой желающий может принести цветы, свечи и портреты политика. Здесь дежурят волонтеры: они называют себя смотрителями или хранителями моста и следят, чтобы мемориальные символы были в сохранности. Их неоднократно задерживали силовики, а сам мемориал подвергался нападениям и зачисткам со стороны «патриотических» активистов и сотрудников «Гормоста», но добровольцы всегда восстанавливали памятную атрибутику. Мы поговорили с несколькими волонтерами и узнали, что для них значит эта вахта, чего они добиваются и чем цветы и портреты Немцова мешают властям. 

«Мост играет колоссальную информационную роль»

Карина Старостина, 56 лет. 

«Я коренная москвичка, работаю в библиотеке. Мои дежурства начались в первые десять дней после убийства Бориса Немцова. Мы собирались на Манежной площади и шли на мост. Тогда было очень много людей, выкладывались по полной, бывало, сутками не уходили с моста. Потом сформировался так называемый костяк волонтеров. Сейчас это человек 20: в основном немолодые и абсолютно разные люди. Больше всего людей демократических взглядов. У нас могут быть разные мнения по каким-то вопросам, но мы все равно единое целое. И это единство очень важно. Все проблемы решаются голосованием.

Я принципиально беспартийный человек, не являюсь сторонницей какой-либо российской партии. К Алексею Навальному отношусь отрицательно. Из-за его популизма, национализма. Мне как армянке последнее совсем не близко. Если честно, мне бы не хотелось такого правителя в своей стране.

Моим дежурствам уже шесть лет. Были перерывы, опять же из-за коронавирусных ограничений. Сейчас я дежурю обычно после работы ночью или в субботу с утра. У всех индивидуальные часы, в зависимости от занятости. Кто-то пару часов может подежурить, кто-то выходит на полдня. Единственные дни, когда никто не дежурит на мосту, — понедельник и вторник. Так вышло.

Карина Старостина: „Через нашу вахту на мосту проходят тысячи людей в день, а за все эти годы прошли миллионы“.Евгений Вектин / Znak.com

Меня несколько раз задерживали на мосту. Отвозили в ОВД „Китай-город“ вместе с напарником-волонтером. И предъявляли всегда какие-то невероятные обвинения: что я со своим напарником поссорилась, во второй раз — что мы с ним подрались. А еще было, что мы якобы мешали движению пешеходов в пять часов утра. И последний раз был вечером 19 февраля этого года, когда полицейские впервые огородили наш мемориал, а потом он был зачищен. Вообще таких зачисток было много — нередко нападали представители движения SERB, в другое время мемориал убирали сотрудники „Гормоста“. Но такого, чтобы полиция огораживала забором мемориал, — такого не было. 

Почему я выхожу на мост? Это форма моего протеста. Можно выходить на митинги с плакатами, участвовать в несогласованных акциях. А можно прийти на мост. И это тоже будет протест. Во-вторых, это память о погибшем человеке.

Нельзя убивать, и мы своим волонтерством об этом говорим. Кроме того, мост играет колоссальную информационную роль. Через нас проходят тысячи людей в день, а за все эти годы прошли миллионы. Они видят, что мы помним о Немцове. Кто-то подходит, задает вопросы. Мы разговариваем про Немцова, про Навального, про то, что происходит в стране. Иногда эти разговоры длятся часами. Особенно по ночам, когда люди не торопятся. 

При этом меняется жизнь и государства, и каждого человека в частности, а мемориал остается. Наша цель — это установка памятной таблички на Большом Москворецком мосту в память об убийстве Бориса Немцова, официального мемориального знака. Еще мы требуем нормального расследования преступления, чтобы были привлечены к ответственности заказчики».

«После встречи на мосту мы поженились»

Григорий Симаков, 58 лет и Наталья Гарсия, 35 лет. 

Григорий: В первые дни после убийства Немцова весь мост был заставлен цветами. А на девятый день сотрудники «Гормоста» все убрали. Примерно тогда было принято решение о круглосуточных дежурствах. До карантина в 2020 году дежурства были 24 часа в сутки семь дней в неделю. После коронавирусных ограничений волонтеров стало меньше. И сегодня у нас в понедельник и вторник временно нет дежурств. Но надеемся, что ситуация изменится. 

Наталья: Многие дежурные уже немолодые. Поэтому приходится думать о здоровье. Ищем новых людей, кто-то откликается. Но костяк — это примерно 20 человек независимых волонтеров — сохраняется. И люди продолжают выходить хоть в дождь, хоть в минус 25 градусов. 

Отрадно, что молодежь тоже приходит дежурить. Одна девочка-школьница еще три года назад приходила на мемориал как гость. А недавно, уже будучи студенткой, пополнила ряды наших постоянных дежурных.

Григорий: Мы как-то с Натальей дежурили и был жуткий снегопад. Помогали дворникам, расчищали тротуар. Сугробы были огромные просто.

Наталья: Для таких экстремальных случаев у нас есть специальные комбинезоны. Кроме того, все берут с собой «сухой паек» и «самогревы». На мосту — хранилище инвентаря, в том числе секаторы для цветов, лопаты и так далее. 

Григорий Симаков и Наталья Гарсия занимаются политическим активизмом, Немцов мост для них — особое место.Евгений Вектин/Znak.com

Григорий: Лично я дежурю на мосту с 2016 года: пришел вскоре после первой годовщины убийства Немцова. А Наталья пришла в декабре 2019-го, на мосту мы и познакомились. Я долгое время был только ночным дежурным, потом — вечерним, утренним и дневным. А сейчас мы с Натальей дежурим один раз в неделю ночью и еще раз — вечером. 

Наталья: Мы познакомились с Григорием в 2019 году, и с того момента моя жизнь сильно поменялась. Мы с Григорием поженились. Вот так может влиять на судьбы людей мост, где убили Немцова. 

Григорий: Мы оба творческие люди. По образованию филологи. Сфера нашей деятельности — отечественная поэзия 20-го века. Зарегистрировали издательство, пытаемся его раскрутить. Я также перевожу с немецкого и французского. Иногда занимаюсь неквалифицированной работой, например, распространяю газеты в метро. 

 

В свое время я состоял в маленьком движении — «14%», которое фактически распалось. Агитировал за ПАРНАС. Наташа не состоит ни в каких партиях. Но мы занимаемся общественным активизмом. Выходим на пикеты, акции протеста. Посещаем резонансные судебные процессы — были на том же «Новом величии», суде по делу Юрия Дмитриева (бывшего главы карельского «Мемориала» — прим. ред.).

Наталья: Если говорить о Навальном, то нужно разделять его как политзаключенного и политика. Мы осуждаем преследование Навального, он — один из большого списка людей, кого в России преследуют за инакомыслие. Но мы его не рассматриваем как будущего лидера страны.

Место убийства Немцова, огороженное полицией 19 февраля 2021 годаЕвгений Вектин / Znak.com

Григорий: Выходя на мост, мы проявляем свою гражданскую позицию. Многие спрашивают: что же мы не чтим память Немцова на кладбище? Но мы говорим о заказном политическом убийстве, которое было совершено в двух шагах от Кремля. Наша задача — напоминать об этом, в том числе людям по ту сторону кремлевской стены. 

Мы добиваемся установки на мосту мемориальной таблички, чтобы это место было легитимизировано как место убийства Бориса Немцова.

Есть же на Черной речке обелиск, где убили Пушкина. На доме, где была убита Анна Политковская, есть мемориальная доска. Вероятно, если табличка появится на мосту, мы и перестанем следить за народным мемориалом. Но пока продолжаем дежурить. И ведем счет дней с момента убийства Немцова. В 2021 году, 27 февраля, будет 2192 дня с даты гибели Бориса Немцова.

Наталья: Прохожие по-разному относятся к нашим вахтам. Есть достаточно много сочувствующих, которые слушают о Немцове, сами завязывают беседы. Иногда люди читают стихи. Бывают иностранные гости и туристы из российских городов, которые специально строят свои маршруты через «мост Немцова». Но, конечно, есть и те, кто устраивает провокации и уничтожает мемориал. Впрочем, в последнее время таких случаев стало меньше…

«Наша вахта — это сопротивление убийцам Немцова и протест против бесправия граждан»

Аркадий Коников, 61 год. 

«Я участник движения „Солидарность“. По профессии и образованию я программист, сейчас на пенсии. На мосту, где убили Бориса Немцова, обычно дежурю два раза в неделю — в общей сложности часов 10-12. Кроме того, сейчас я казначей волонтеров, которые охраняют мемориал. Мы регулярно покупаем свежие цветы, свечи, делаем портреты Немцова, таблички и т. д. Все это относится на мост. 

Расходы у нас невелики, поскольку в течение последнего года из-за пандемии мемориал функционирует лишь пять дней в неделю. В месяц мы тратим около 40-50 тыс. рублей. У нас на сайте про мемориал Немцова есть реквизиты, по которым можно прислать пожертвования. Обычно люди перечисляют средства и сопровождают транзакции парой теплых слов, например, „спасибо вам“, „помним Бориса“ или „светлая память“. 

Аркадий Коников — казначей хранителей моста. Говорит, из администрации президента денег они не получают.Аркадий Коников/Facebook

Обычно на нашу карту поступают переводы по 300-500-1000 рублей, изредка переводят сразу по 5 тыс. рублей и больше. Бывает, прохожие дают нам пару сотен рублей на цветы, хотя нам удобнее принимать пожертвования на карточку. 

Что касается предположений о тайной помощи нам от администрации президента РФ или каких-то влиятельных лиц, то они мне кажутся плодом чьей-то бурной фантазии. Переводов от человека по имени „Сергей Владиленович К.“ [Кириенко] я не видел. 

„Солидарность“ дежурит по выходным, в будние дни — независимые волонтеры. И те, и другие были свидетелями неоднократных нападений и зачисток мемориала. И простые люди, которые проходят мимо, по-разному относятся к нашей деятельности. Есть злопыхатели, есть доброжелатели. От злопыхателей можно услышать разные „традиционные“ теории, будто Немцова убили агенты ЦРУ, бандеровцы, масоны или даже мы сами, по ТВ и не такое говорят. Бесконечно разнообразны фантазии людей совсем уже неадекватных, типа скорого возвращения Немцова на Землю из астрального мира. 

Сейчас среди прохожих появляется все больше доброжелателей. Они обычно уже знают что-то про Немцова, про его деятельность в оппозиции, про его гибель и ее виновников. Они расспрашивают дежурных про разные обстоятельства жизни Немцова, про детали расследования убийства, про порядок работы самих волонтеров, читают надписи на портретах, говорят слова поддержки. В последние дни многие сожалеют также о невозможности проведения ежегодного марша памяти Немцова, собираются 27 февраля возложить на мосту цветы.

Были на мосту известные европейские и американские политики. Несколько раз на мост приходили дочь Бориса Немцова Жанна, его сын Антон, но это было не при мне. При мне недавно принесла цветы жена Антона Анна, очень приятная девушка, мама внука Бориса Немцова. 

Наша вахта — это сопротивление тем, кто убил Бориса Немцова и пытается убивать других людей в нашей стране, развязывает войны и организует избиения мирных протестующих. Это протест против бесправия граждан России в своей собственной стране. 

Большой Москворецкий мост, 24 февраля 2021 г.Евгений Вектин/Znak.com

В этом году власти не разрешили проводить традиционный марш памяти Немцова. Поэтому мы ожидаем, что люди просто придут на мост и принесут букеты цветов. Так было в предыдущие годы после марша. Всегда на мосту в день убийства Бориса Немцова много силовиков, оцепление. Но, несмотря на это, граждане приходят. А дежурные готовы культурно всех встречать и обустраивать мемориал. 

 

Причины произошедшего вечером 19 февраля 2021 года пока непонятны. Это может быть вызвано испугом властей в связи с ростом протестной активности, может быть попыткой запугать граждан, собирающихся 27 февраля возложить цветы на мосту. 

Наша задача — добиться установки официальной мемориальной таблички на месте убийстве Бориса Немцова и предания суду реальных заказчиков преступления, что при нынешней власти невозможно. Уже была попытка установить памятную доску, но она продержалась недолго. Сложно сказать, что будет, если, гипотетически, власти все же разрешат увековечить память Немцова на мосту. Пока есть силы, мы готовы продолжать дежурства. Понимаете, в самом начале мы вообще думали, что продержимся два-три месяца. А уже идет шестой год вахты. И люди продолжают присылать деньги на цветы. Так что пока мы сильны духом, пока мы ощущаем поддержку от людей, дежурства продолжатся».

Убийство Бориса Немцова и причины зачисток мемориала на мосту

Бориса Немцова застрелили на Большом Москворецком мосту 27 февраля 2015 года. В июле 2017 года бывшего бойца батальона «Север» Заура Дадаева приговорили к 20 годам колонии строгого режима. Суд установил, что именно он убил Немцова. 

Сообщники Дадаева получили от 11 до 19 лет лишения свободы. Организатором убийства следствие считает водителя заместителя командира батальона «Север» (там служил Дадаев) Руслана Мухудинова, который объявлен в розыск. 

В начале 2020 года Владимир Путин заявил, что установлены заказчики убийства Немцова, но их фамилии до сих пор неизвестны. Летом того же года Европейский суд по правам человека коммуницировал жалобу Жанны Немцовой — дочери Бориса Немцова. ЕСПЧ задал российским властям вопросы об эффективности расследования дела об убийстве. 

За шесть лет мемориал на месте убийства Немцова зачищался сотни раз. От цветов Большой Москворецкий мост очищает бюджетное учреждение «Гормост», которое обслуживает столичные мосты. Зачистка происходит сразу же после того, как полиция задерживает дежурящих у мемориала волонтеров. Их увозят в полицию из-за того, что они якобы мешают движению пешеходов. Были случаи, когда волонтеров подозревали в драке или в употреблении алкоголя. В отделении они пишут объяснительные, их обычно отпускают без протоколов, и за это время мост зачищается.

Представители «Гормоста» говорят, что цветы «затрудняют обеспечение безопасности людей» на Большом Москворецком мосту, который является памятником культурного значения и популярным местом среди туристов. Чаще всего зачистки происходят в праздники, дни мероприятий на Красной площади, а также в дни памяти Бориса Немцова — когда цветов и свечей особенно много. 

В 2021 году власти Москвы не согласовали заявку Партии народной свободы (ПАРНАС) о проведении марша памяти Бориса Немцова 27 февраля. Организаторам отказали из-за действующих ограничений на массовые мероприятия в условиях пандемии COVID-19. Поэтому желающие просто собираются прийти с цветами к народному мемориалу на Большой Москворецкий мост.

 

Источник

Поделиться ссылкой:

от Admin