Чт. Сен 23rd, 2021

Об этом заговорили даже бывшие члены правительства страны

О том, что ситуация в современной России угрожающе накаляется до революционного градуса, похоже, уже признает даже сама вертикаль власти. Вероятность такого развития событий допустил — на минуточку! — 16 лет возглавлявший Федеральную монопольную службу (ФАС), а сейчас занимающий кресло помощника главы российского правительства Игорь Артемьев.

«Если говорить о том, что мы сейчас наблюдаем, то национальное богатство распределено очень угрожающим образом, потому что именно такого рода дифференциалы приводят к революциям», — заявил он в частности в ходе проходившего в столице 3 и 4 апреля очередного съезда партии «Яблоко». Этот тезис он проиллюстрировал рассуждениями о том, что в последнее время в России усилилась тенденция к монополизации, и для многих олигархов не составляет труда попасть на всевозможные рынки, поскольку ФАС как таковая ни в настоящее время, ни в ближайшей перспективе не существует.

Ладно бы, если подобное заявление прозвучало из уст какого-нибудь мелкого функционера вертикали власти, не в полной мере отдающего себе отчет о последствиях своих слов (как это было, например, в широко известной истории с рассуждениями на тему стоимости «макарошек» в стране). Но когда подобные слова произносит персона, обладающая довольно высоким статусом и, безусловно, знающая реальную ситуацию, поневоле начнешь задумываться о том, что дыма-то без огня не бывает.

 Тем более что совсем недавно известный своими взглядами российский политолог Сергей Марков в беседе с «СП» признавал — вероятность российского «майдана» в ближайшей перспективе очень высока, и лично он оценивает ее почти в 90%.

— Во-первых, — перечислял он тогда основные побудительные мотивы такого сценария, — существуют мощнейшие внешние силы, стремящиеся отстранить Владимира Путина от власти и тем самым поставить Россию в подчиненное положение в системе мировых отношений. Во-вторых, эти мощные силы значительно усилили свои позиции в результате победы Джо Байдена на президентских выборах в США. В-третьих, у них очень хорошо отработана технология «цветных революций». В-четвертых, они полагают, что очень успешно провели переворот в русской на 80% Украине, приведя к власти хунту.

И пускай в качестве первопричин волнения масс Сергей Марков видел внешние воздействия, но если дело действительно грозит обернуться «русским бунтом», то какая, собственно, разница, по какой причине российскому народу «сорвет резьбу», коль скоро такой протест, как верно подметил классик, бессмысленный и беспощадный?

— Можно ли расценивать заявления Игоря Артемьева как верный признак того, что дело в итоге все-таки закончится, как говорится, керосином? — поинтересовалась «СП» у аналитиков-политологов.

— Оценивая сказанные господином Артемьевым слова, нужно понимать, что есть реальные дела, а есть, так сказать, риторика, — поделился своим видением ситуации с изданием политолог Константин Калачев. — И в данном случае то, что он точно никогда не сказал бы, занимая кресло главы ФАС, он сказал, скорее, как член партии «Яблоко», а не как помощник премьера.

«СП»: — То есть революционный сценарий в России исключен?

— Если говорить о непосредственных субъективных и объективных предпосылках к революции в ключе классического ленинского определения «верхи не могут, а низы не хотят» в данный момент, я бы сказал, что наши верхи пока еще могут, а низы пока еще хотят.

Однако понятно, что это может продолжаться долго, но не бесконечно, так что не самые благоприятные для власти тенденции действительно есть. Отторжение несправедливости в обществе возрастает, как и его запрос на справедливость. Про разрыв между бедными и богатыми россияне прекрасно знают, как и про то, что богатство сосредоточено в руках немногих, тогда как миллионы поставлены на грань выживания.

«СП»: — Значит, Артемьев все-таки прав, и революция все же возможна?

— Полагаю, Артемьев говорил не о ближайшей перспективе. Потому что, во-первых, непосредственных ее признаков сейчас не наблюдается, а, во-вторых, Россия уже получила одну «прививку от революции» в 1917 году.

Но давайте не будем забывать о том, что, согласно Владимиру Ленину, еще одним признаком скорой революции является невозможность для господствующего класса сохранить свое положение в неизменном виде. Об этом-то как раз Артемьев, как мне кажется, и говорит — в перспективе господствующему классу сохранить свое господство будет крайне трудно, если вообще не невозможно.

У нас довольно много алармистов, предрекающих власти скорые потрясения. Вспомните хотя бы Алексея Кудрина с его несбывшимися пессимистическими прогнозами. Власть к этому уже привыкла, но это не значит, что о негативном варианте ее предупреждать не надо. И в данном случае Артемьев, выступая скорее в ипостаси «яблочника», все-таки адресовался не только лишь одним однопартийцам. Возможно, для того, чтобы, прекрасно понимая, что эти его реплики будут цитироваться и обсуждаться, через несколько лет иметь возможность сказать — а я же, дескать, предупреждал.

«СП»: — То есть горизонт активизации революционных событий — несколько лет?

— Это, полагаю, точно не вопрос ближайшей перспективы, но есть же определенные моменты, которые в теории могут резко ухудшить ситуацию. Например, катастрофическое падение цен или спроса на какие-то товары из российского экспорта. Предположим, на нефть, ведутся же сейчас вполне серьезные дискуссии на тему, когда же ее запасы в России иссякнут.

В любом случае нужно помнить о возможности для господствующего класса сохранить статус-кво, а это для нашего режима довольно острая дилемма. Ведь, с одной стороны, власть имущим нужно обеспечить доступ к всевозможным благам как залог их лояльности к вершителям, а, с другой стороны, населению нужно обеспечить тот уровень благосостояния, который удержал бы оное от уличных протестов. И найти ту «золотую середину», при которой, перефразируя известную поговорку, и овцы были бы сыты, и волки остались целы — главная проблема, это же для власти взаимоисключающие параграфы.

«СП»: — А старая добрая политика времен Римской империи — просто дать народу хлеба и зрелищ, чтобы он успокоился — не сработает?

— Такой подход как раньше работал, так и сейчас в принципе работает. Но власти нашей, как я уже говорил выше, нужно решать взаимоисключающие задачи, это раз. А россиянам сейчас нужно далеко не любого хлеба и далеко не любых зрелищ, это два.

Власти нужны актуальные каналы обратной связи с обществом, но проблемы нарастают, потому что в обществе уважение и почтительность к власти сокращается. До 2014 года эта почтительность держалась на росте благосостояния, а потом — на «крымском консенсусе». Но сейчас для входящего в пору зрелости нового поколения россиян, которые хорошо знают, что такое демократия и рынок, это уже не настолько актуально.

Какими «пряниками» и зрелищами власти следует купировать проистекающую из этого потенциальную для себя угрозу? То, что есть сейчас на федеральных телеканалах, отторгают уже даже самые лояльные к власти люди. И что власть может предложить народу, чтобы при этом одновременно не наступить на горло интересам правящей элиты — это прямо-таки вопрос вопросов на самом деле.

Источник

Поделиться ссылкой:

от Admin