Чт. Сен 23rd, 2021

После того как Байден назвал Путина убийцей, мир уже не будет прежним. Миру придется либо делать из этих слов серьезные выводы, либо игнорировать их, намекая, что мнение Белого дома теперь можно не принимать в расчет. И то, и другое чревато переменами, которые не могут не затронуть Израиль. Сегодня более чем когда-либо мы вынуждены лавировать между двумя весьма условными и не слишком надежными своими союзниками – США и Россией.

Тесные контакты Иерусалима с Москвой, как известно, сложились в ходе сирийской войны и не вызывали особых возражений Трампа, несмотря на вечную конкуренцию США и России в регионе. Но если раньше российско-израильское сотрудничество строилось на согласовании военных действий, то теперь речь идет о наведении мостов между Израилем и Сирией и даже о возможном заключении мира.Цена мира с Сирией давно известна, и это – Голанские высоты. Здесь мы рискуем столкнуться с редким единодушием и совместным давлением Москвы и Вашингтона. Противостоять такому двойному, а то и тройному давлению (с учетом позиции ЕС) еврейскому государству будет очень трудно. Остается надеяться, что Россия не станет предпринимать активных попыток примирить давних врагов и ограничится посредничеством в гуманитарных вопросах вроде возвращения останков наших солдат и освобождения израильтянки, проникшей на сирийскую территорию. Однако, если Путин захочет обрести славу ближневосточного миротворца, никто не поможет нам сохранить Голаны, разве что сам Асад, которому мир с Израилем совсем не нужен.

В связи с новым американским курсом на возобновление сделки с Ираном, еврейское государство еще сильнее зависит от позиции России по иранскому вопросу. Конечно, Израиль может нанести удар по паре ядерных объектов Ирана, но убедить проиранские силы отойти от наших границ способен только Путин. Недавние заигрывания Кремля с Хизбаллой показывают, что Россия стремится держать в руках все ниточки от регионального конфликта. С той же целью Москва проявляет интерес к Ливану, настаивая на скорейшем формировании правительства в Бейруте и разрешении политического кризиса. Стабильность Ливана очень важна для власти Асада и, соответственно, для России. Кроме того, эта страна занимает выгодное географическое положение для контролирования региона как стратегически, так и экономически.

Если планы Кремля по расширению влияния на Ближнем Востоке будут развиваться успешно, Россия, по сути, окажется у всех наших северных границ. Такая ситуация сама по себе требует очень тонкой и продуманной дипломатии, а с учетом конфронтации между Байденом и Путиным все становится еще сложнее. Кроме того, пока неизвестно, какую позицию займут наши недавно обретенные союзники в арабском мире. Они тоже утратили поддержку США, достигнутую при Трампе, и в Москве могут попытаться заполнить этот вакуум.

Тем временем Вашингтон намеревается усилить санкции против ряда российских организаций и приближенных лиц Путина, считая их ответственными за вмешательство в американские выборы и кампанию дезинформации, направленную против Байдена. Обострение достигнет еще более напряженного уровня, если Москва решится на военную кампанию на востоке Украины. При таком варианте Россия станет изгоем международного общества, в какой-то степени заняв место Ирана в глазах США и отчасти Европы.

Возможно, страны ЕС и не поддержат антироссийские санкции, но на официальном уровне подвергнут Москву общественному осуждению. Критика обрушится и на немногочисленных союзников Путина, к которым, несомненно, будет отнесен Израиль. На фоне ультиматума, предъявленного нам Международным уголовным судом в Гааге, это приведет к дальнейшему охлаждению между Иерусалимом и Западом. Дополнительным фактором станет осложнение и без того непростых отношений Израиля с Турцией, которая недавно официально объявила свою позицию по крымскому вопросу. И наконец, в случае открытого конфликта в ДНР и ЛНР еврейское государство не сможет не учитывать настроения многотысячной общины выходцев из Украины, имеющей прочные связи с украинской диаспорой в других странах.

Проблема в том, что у Израиля не так много пространства для маневра. Явно встать на сторону «света и добра», которую исторически старается представлять Вашингтон, означает согласиться с отменой антииранских санкций и с ускоренным развитием ядерной программы Тегерана без каких-либо гарантий своей безопасности. Такой шаг рассердит российскую сторону, от которой мы во многом зависим на сирийском и, возможно, на ливанском направлении. Прослыть другом и союзником Москвы – значит еще сильнее испортить отношения с президентом Байденом, окончательно вернуться в эпоху «холодной дружбы» Обамы и нанести большой ущерб своему международному имиджу. Сама по себе такая диллема уже говорит о завершении недолгого «золотого века» израильской дипломатии.

Источник

Поделиться ссылкой:

от Admin